Эксклюзив

30 097 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей Самойлов
    " Сразу за его(Григория) гибелью не стало ни императорской семьи ни России" -последнее из этой статьи, выделенное кур...Краденная история...
  • Юрий Ильинов
    Спасибо. Во многом согласен. Но вспомните религию Афанасия Никитина. Сначала правоверие раскололось, а то, что стало ...Украинцы и тюрки
  • Николай Кочергин
    Автор статьи, по меньшей мере провокатор: распространяет исторические небылицы и в очередной раз  нас пытаются страви...Украинцы и тюрки

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Продолжаем вгрызаться в очень мерзкое (по своим результатам), но небывало благочестивое по религиозному посылу и экстазу мероприятие. Которое не ведал античный и новый мир, от самого рождения Христа. Первый Крестовый Поход. Сразу обозначу позицию: в невинность замыслов Папы римского Урбана II … не верю. Как в стечение обстоятельств, погрузивших мир (до наших дней) в кровавую религиозную резню.

Столь опытный, прожженный обитатель аббатства Клюни, «григорианец» и реформатор Папа Урбан II прекрасно знал, что делает. Он великолепно разбирался в политике, социальных процессах, учел целую кучу очевидных факторов. Решил главное противоречие христианского миролюбивого учения. Сделав далекие войны на Востоке богоугодным занятием…

Поджечь мир XI века.

Много ли для этого нужно дров, горючих материалов, температуры горения запала? Да, много всего требовалось. Задачка архисложная, батеньки. Учитывая информационную несвязность огромных территорий, междоусобицы, феодальную лоскутность, нищету, невежество социума. Очень скупого, недоверчивого, прагматичного, злого в быту. Легковерного и наивного в более тонких материях?

Этой проблемой и займемся сегодня…

Первый топливный элемент — это, конечно же, институт паломничества. Странно, как поверхностно к нему относятся современные исследователи. А ведь это мощное, цивилизационных масштабов явление. Одобряемое всем обществом. Благочестивое дело. Даже если не нравились нищие оборванцы на ступенях собора… но не бросить им монету, краюху хлеба? Это сомнительный поступок в глазах окружающих.

Как понимали паломничество? С самых ранних времен христианства — как покаяние. Основание для получения индульгенции. Поездки к «святым местам» очищают от грехов, так ведь? На том древняя индустрия по сей день стоит, цветет, не колышется. Самый забавный персонаж, свято веривший в покаяние: нормандский герцог Роберт Дьявол (или Великолепный), сын герцога Ричарда II Доброго. Рулил Нормандией с 1027 года. Его образ описал монах-доминиканец Этьен де Бурбон:

«Роберт начал с того, что кусал своих кормилиц за грудь, а затем стал убивать всех, кто осмеливался ему возражать, красть девственниц и даже замужних женщин и насиловать их».

Это чудовище быстро сообразило, как избежать церковного суда. От светских мстителей избавлялся личным здоровьем или дружиной. Жизнь Дьявола распалась на две части. В одной была резня бунтовавших вассалов, прелюбодеяние и насилие, небывалая жестокость. После наступало демонстративное покаяние, пешие прогулки по европским святым местам, туризм в Константинополь, Палестины, Иерусалим. С целью искупления грехов. Исторических сведений о нем — с гулькин нос, зато сколько фольклора!

Роберт Дьявол, скульптура герцога в Фалезе (Иллюстрация из открытых источников)
Роберт Дьявол, скульптура герцога в Фалезе 

Если думаете: жизнь паломника была беззаботной судьбой современного автостопера, то это заблуждение. Имел место подвиг, без шуток. Трудности путешествия до ближневосточных «святых мест» были неимоверны. Особенно в периоды частых военно-политических кризисов, когда традиционное сухопутное сообщение в Малой Азии прерывалось. Немало оставлено правдивых рассказов о горестных приключениях паломников, сопоставимых с блужданиями ветхозаветных евреев, в поисках Земли Обетованной. Иногда с мотивами восхождения Христа на Голгофу. Дело было крайне опасным.

Но живучим, неиссякаемым. Западные христиане целенаправленно посещали Иерусалим со второго века. Наряду с Новым Заветом, столь же широко распространялись многочисленные путеводители в Святую Землю, каждая епархия бережно собирала записки пилигримов, выступала организатором паломничеств. Непрерывный людской поток двигался туда вплоть до мусульманского завоевания Ближнего Востока (VII век). На какое-то время арабский флот прервал этот туризм, но очень скоро тонкие ручейки верующих опять заструились самыми разными маршрутами к святым местам.

Одним из главных векторов внешней политики европ становится именно вопрос пропуска паломников в Иерусалим. Всё остальное, мирское, с миром ислама обсуждается за «между прочим», в рабочем скучном порядке. В эпоху Каролингов у латинской Церкви в Палестине появляются собственные обители. Становится крайне живуча легенда о Карле Великом, якобы принявшем над Иерусалимом официальное покровительство. Почти официальной становится байка о принятии им ключей от Гроба Господня и знамени города.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Середина XI века фиксирует новый вид паломничества — массовые посещения Гроба Господня. Такие путешествия в Иерусалим организуются долго и тщательно, основные расходы начинает нести Церковь. В 1065 году епископы Бамберга, Майнца и Регенсбурга смогли свозить в турпоездку по святым местам более 12 тысяч человек. Появляется и другое явление, очень насторожившее мусульман. Паства прибывает на земли Ближнего Востока … в сопровождении вооруженной охраны, рыцарей.

В конце XI века поток паломников нарастает пропорционально трудностям, с которыми сталкиваются путешественники. Турки-сельджуки, начав новую эру мусульманских завоеваний, заставили пилигримов изменить привычный маршрут следования. Традиционный сухопутный (через Малую Азию и Сирию) стал крайне опасен, популярность приобрели морские коммуникации. От Константинополя, Александрии и портов Кипра челноками снуют корабли, держась побережья Византии. Чем дальше от берегов Азии они ходят, тем больше «страшных» слухов о турках наводняют страны Запада.

Политтехнологии.

Очень подозрительно, аккурат перед Первым Крестовым походом, по городам и монастырям начинает ходить (приписанная папе Сергию IV) фальшивая энциклика. Там очень эмоционально напоминается о разрушении Гроба Господня халифом Аль-Хакимом в 1009 году. История крайне темная.

Действительно, 18 октября того года Храм Гроба Господня был осквернен. Правитель Фатимидского (египетского) халифата приказал уничтожить еще немало других иерусалимских построек христиан. От первоначального архитектурного ансамбля уцелели лишь отдельные фрагменты здания, погребенные под огромными каменными блоками. Халиф Аль-Хаким, еще при жизни получивший прозвище Безумный, поддался на уговоры радикальных исмалиитов.

При нем досталось всем: христианам, мусульманам-суннитам, иудеям. Какой веры придерживался сам Аль Хаким — тайна. Известно лишь о запредельном личном аскетизме, ночных медитациях, странных ритуалах среди каирских холмов. Именно там Халиф таинственно исчез 13 февраля 1021 года, оставив поисковым партиям только любимого осла и окровавленную одежду.

А храм Гроба Господня начали восстанавливать… сами иерусалимские мусульмане, в 1048 году сооружение (в весьма скромном исполнении) поднялось вновь. При помощи и финансировании императора Константина Мономаха , ненадолго вернувшего Византии контроль над Святым Городом.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Фальшивая энциклика Папы Сергия IV-го использовалась на Клермонском Соборе Урбаном II по полной программе. Поминая целые куски текста из нее, гремели призывы о необходимости защиты наследства Спасителя.

«Иерусалим, пуп земли… почти земной рай. И этот царский город, находящийся в центре мира, ныне захвачен врагами и порабощен теми, кому неведомы пути народа Бога. Он страстно желает быть свободным и непрестанно молится о том, чтобы вы пришли ему на помощь».

Нужно понимать, какая именно публика преобладала возле стен Клермона, когда проповедь Урбана II повергла мир (на несколько столетий) в резню и хаос. Собор 18 ноября 1095 года, на котором папа объявил о крестовом походе, был созван под названием «Божьего Мира» (pax Dei ). Пилигримы и паломники всех европ, оповещенные после Синода в Пьяченце о неком «великом обращении», стекались непрерывно в Клермон, ожидая слов понтифика. Именно они составили наибольший процент слушателей. Немедленно устремились во все уголки латинских стран, унося с собой красные нашитые кресты, великий призыв об освобождении Иерусалима.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Рax Dei.

Это не просто название Клермонского Собора. А широкое общественно-политическое движение, целенаправленно пестуемое аббатством Клюни на протяжении многих десятилетий перед крестовым походом. Оно было мирным. Интеллектуальным и чистым. Без всяких подвохов, обычное движение в защиту мира. Здоровая реакция монахов-аскетов и честных священнослужителей на волну беззакония, залившую общество в начале XI века.

Дела были очень неважными, действительно. Ко времени Крестового Похода №1 на Западе сложился особый привилегированный слой рыцарей (milites ), главная проблема общества. В этой среде культ насилия был выше всего, некоторых отморозков не смущала сутана священника, коль речь шла о грабеже в ходе феодальной резни. Перепадало даже монастырям и соборам, слово божье и проклятия венценосных сюзеренов мало трогали невежественную душу рыцарей. Жестокость и сила. Так достигался особый общественный статус, так он поддерживался.

Рax Dei , по замыслу аббатства Клюни, должен был обуздать грехопадение и разгул военной аристократии. Формула «божьего мира» очень быстро завоевала многих сторонников. Название, которое придумал клюнийский аббат Одилон, понравилось Римским Папам. Реформаторы очень детально разработали концепцию, правила, кучу всякой поддерживающей (из Святого Писания) доказательной базы.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Сверхзадача.

С распадом империи франков Карла Великого центральная политическая власть слабела с каждым новым правителем. Король, наместники-графы, низшие этажи администраций — уверенно теряли контроль над провинциями. Часто бывало так, что единственной властью становились кастеляны замков, обычные управляющие. Под их контроль попадали прилегающие к укреплению территории. Суд и закон стали условными понятиями, полнота государственных функций осуществлялась… отрядами рыцарей. Которых мог нанять и содержать замок феодала.

Так собирались подати и налоги, пошлины, решались земельные, имущественные, гражданские и уголовные дела. Кастеляны замков, мелочь титулованная, были предоставлены сами себе. Произвол, разбой, бесправие — вот и весь законодательный процесс. Рыцари грабили население, разоряли окрестные деревни, облагали фантастическими (по замыслу) налогами — города. Частенько их добычей становились церковные и монастырские владения, храмы.

Низшие слои европского общества стали самоорганизовываться перед лицом насилия и рыцарской анархии. Точкой сборки чаще всего выступали церкви, аббатства, монастыри и города с сильной ремесленной прослойкой населения. Как неосознанное, рефлекторное, защитное движение «божий мир» возник в южной Франции. Примерно в конце X века. Никчемные институты бывшей власти Каролингов не могли решить огромный список проблем, этим занялись собрания «свободных людей». Формируя иногда ассамблеи.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Они придумывали местечковые правила и законы, в первую очередь охраняющие жизнь и имущество клириков и мирян. Особое место занимали права паломников, находившихся под покровительством Церкви. Время «божьего мира» распространялось на важные церковные праздники, периоды сельскохозяйственных работ. Замкам феодалов выкатывались жесткие требования, тамошние рыцари давали обеты. Обязуясь соблюдать условия мирного сожительства с общинами, монастырями, городами. «Перемирия» скреплялись клятвами, выдачей заложников, материальными залогами. Нарушившие «божий мир» отморозки — отлучались от церкви.

Чтобы поддерживать баланс сил, приводить в исполнение обвинительные приговоры, Церковь стала содержать в монастырях и аббатствах «своих рыцарей». Они неплохо зарабатывали и достойно содержались, во имя «божьего мира» даже организовывали военные походы против клятвопреступников. Осуждая рыцарское насилие, наиболее умные прелаты сформулировали интересную идею. Исходя из убеждения, что военную аристократию невозможно исправить и просветить словом Божиим — предложено было привлечь ее к защите Церкви. Испробовано было всё: золото, земли, привилегии… Тщетно.

Надежностью и верностью такая публика не отличалась. Пока клюнийские реформаторы не придумали интересный «квест». Озаботились формулированием «божественной миссии» для агрессивной, невежественной и воинственной рыцарской прослойки. Которая не представляла себя вне насилия и жестокости. В этот котел из грехов и крови, с богопротивным кодексом поведения было решено внедрить… монашеские ценности.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Подмена понятий.

Был такой умный дядька, Аврелий Августин, заслуженно получивший прозвание Блаженный. Жил в IV веке, очень много трудов после себя оставил, самое знаменитое произведение: философское сочинение «О граде Божием». Так вот, очень интересными были мысли этого святого… о войнах. Великий мыслитель разделил их: на справедливые и несправедливые. Первые велись ради защиты и обороны, с целью отражения агрессии, возвращения незаконно захваченных владений. Вторые, развязывались в целях грабежа и обогащения.

Над этим вопросом часто думали многие понтифики, возглавлявшие Церковь. Как обосновать те войны, которые угодны Папе Римскому, местным епископам. Ведь редко стоял вопрос Веры, больше о мирском хлопотали грабители в сутанах. Многие столкновения пытались облечь в приличную обертку библейских смыслов, но получалось всегда коряво. Папство часто подвергалось жесткой критике своих же прелатов и богословов, за попытки сакрализации войны. Но процесс неумолимо двигался вперед, пока в аббатстве Клюни четко не сформулировали доктрину «справедливой войны». Ведущейся для защиты Церкви. Или в интересах христианства.

Первый клюнийский эксперимент, признанный очень удачным, состоялся в XI веке. Когда под эгидой папского престола велись «войны святого Петра». Военные операции (во имя служения Церкви) проводились внутри христианских стран, где Рим стремился навести порядок в феодальном хаосе, восстановить справедливость. Народ такое образ действий всячески приветствовал.

Потом дошла очередь до внешнего контура христианского мира. Жертвами воинства «святого Петра» стали испанские мусульмане. Французы, составившие костяк папского войска, чистосердечно считали войну «священной». Потому что мечами расчищали… тропу для пилигримов и паломников к гробнице святого Иакова Компостельского.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Так была узаконена практика «справедливой войны», расширив список Блаженного Августина. Клюнийские прелаты придумали, растиражировали, стали активно проповедовать (прежде всего рыцарству) идеи, которые обосновали «богоугодность» войн, одобренных и благословленных Римом.

В 1063 году папа Александр II впервые пожаловал индульгенцию сражавшимся в Испании. Предоставил право нести «знамя святого Петра», ставшее потом своеобразным папским одобрением любой военной авантюры. Именно тогда клюнийцы подсказали другую интересную идею, милую душе любого милитариста. Была подробно прописана процедура благословения рыцарей епископами. Это же касалось оружия, боевых знамен, вводился культ «святых воинов».

Когда всё было оформлено окончательно? Наверное, во времена борьбы Папы Григория VII с императором Генрихом IV. Именно тогда остро встал вопрос легитимности христианской войны. Блюстителя престола святого Петра и христианского миропомазанного государя. Необходимо было доступно и понятно (и срочно!) сформулировать идею вооруженной «защиты Церкви». Папская курия собрала целый кабинет мыслителей и богословов. Возглавил этот НИИ политико-религиозных технологий епископ Лукки — Ансельм.

В 1083 году появляется его труд «Собрание канонов», насквозь заказной материал. Известный прелат обосновал принципы христианской «священной войны». Главная идея трактата: бойня может быть санкционирована… Богом. Он будет выступать на стороне тех, кого избрал орудием применения насилия. Не то чтобы новым пованивало от мысли, в ветхозаветных псалмах (войны евреев) подобное описывалось. Но для европцев это становилось осязаемой реальностью. Вместо ведения «справедливой войны» нужно было готовиться к «священной». Нelium sacrum приближалась. Начата она будет Богом.

-

Не можешь победить зло — возглавь его. Крестоносцы, «рыцари святого Петра»

Не можешь победить зло — возглавь его. Крестоносцы, «рыцари святого Петра»

Чтобы провернуть самую кровавую авантюру тысячелетия, под названием Крестовый Поход, папству нужно было устранить множество препятствий. Самый тяжкий труд: как заставить вспыхнуть новой любопытной идеей души и умы прожженных прагматиков, невежественных, воинственных, погрязших в гордыне и насилии… рыцарей, военную сословную знать.

Более того, как из этой бронированной головной боли создать личный военный корпус Папы Римского. Который будет следовать в рамках общего замысла: служить Церкви. Теоретически, умозрительно… это казалось невозможным. Так было устроено средневековое общество.

Рыцарство —

особый привилегированный социальный слой средневекового общества. Исторические условия его возникновения в Англии, Франции, Германии… были разными, но не принципиальными. Если обобщить, рыцарями считались все светские феодалы. Воины. Если детализировать: термин мог употребляться в отношении обывателей, чье благородное происхождение — под большим вопросом, мгла времен. Но обладающих личной свободой. Добившихся уважения и признания воинской службой.

Западная и Центральные европы раннего Средневековья не были поделены на государства с четкими границами, всё было крайне условно. За жизнь одного поколения дюжина чертей (хозяев земель) с ступе менялась. Франция, Германия, Италия представляли собой тысячи тысяч мелких и крупных поместий. Владельцы (герцоги, графы, бароны) являлись независимыми государями своих имений.

Вершили суд и расправу над низшими сословиями, зависимыми или свободными. Распоряжаясь жизнью и смертью, имуществом, правами и обязанностями. Настолько глубоко могли влезать в любые мирские и церковные дела, насколько велика была численность рыцарской дружины. Вассальной и наемной.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Очень скоро крестьяне, не пригодные для ведения войны нового типа (конной), получили на свою холку сеньоров. Те рассаживали на «кормление» по деревням — своих вассалов. Мелкую титулованную шелупонь или обычных свободных людей, которые личными заслугами пробились в воинское сословие, умели обращаться с оружием. Задача сервов была содержать, вооружать, кормить этого, очень дорогого в эксплуатации конного воина. Рыцаря. И помощников, пеших и конных. Число которых зависело от достатка имения.

Эти весьма условные формы феодального землевладения, сначала пожизненные, позже наследственные — требовали обратной платы своему покровителю. Военной службой. Обязательная не превышала 40 дней в году, всё остальное время — желание рыцаря. Насколько кошелек сеньора был толстым. Из повинностей еще были: содержание в порядке оборонительных сооружений (замков), «денежная помощь» в случае посвящения сына в рыцари, свадьбы дочерей, необходимость выкупа сеньора, попавшего в плен.

Согласно древним обычаям германцев, рыцари-вассалы участвовали в суде сеньора, имели голос в Совете. Обязаны были приносить клятву верности. Только одному господину. Так сложилась многоступенчатая система вассалитета («феодальная лестница сюзеринитета»): от королей — до простых рыцарей, не имевших собственных вассалов. Работал железный принцип: «вассал моего вассала — не мой вассал» (за исключением Англии).

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

XI век для рыцарства — это начало начал, бурный период становления этого института. Военное дело — главный маркер, основная социальная функция. Не оформленная точно юридически, рыцарская профессия обросла многочисленными выдуманными правами и привилегиями, опиралась на особые сословные воззрения. Внутри среды циркулировали многочисленные этические нормы, традиции, специфические культурные ценности.

Вроде бы… По феодальным законам, обязанностью рыцарей было защищать честь и достоинство сюзерена. Перевод: его жизнь и землю. Чаще всего на эти священные коровы посягали не внешние враги-агрессоры, а такие же хищники, живущие по соседству. В таких условиях междоусобной грызни грань между защитой собственных владений и захватом чужих земель была крайне… умозрительной. Почти всегда «поборник справедливости», если был толще, — давил своего менее проворного противника, становясь обычным захватчиком.

Новые рыцари.

Задачка была еще та перед организаторами Крестового Похода. Как из паскудной, греховной, надоевшей (абсолютно всем) вооруженной до зубов публики — получить некое войско. Несущее службу в интересах Церкви. Первые эксперименты в мусульманской Испании показали: в среде рыцарства обретается некое число очень набожных индивидов, честных и верных клятвам. Приносящих обеты религиозного характера.

Этих рыцарей было принято называть «верными святого Петра» или «рыцарями святого Петра». Некоторые епархии, чаще всего монастыри и аббатства клюнийского толка обзаводились своими «верными…», добавляя имя своего святого покровителя (Марка, Павла, Ильи и т.д. …). Увы, их было крайне мало.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Сложилось понимание политико-религиозных технологов: прелаты должны побуждать местных сеньоров защищать Церковь. Конно и оружно. Но как растолковать применение насилия в религиозных вопросах? Которые отстоят от понятийного багажа рыцарей… как конь от радуги? Простодушные монахи ратовали: нужно изменить нравы военной аристократии, привести в соответствие с принципами христианской этики. Молитвами, строгими постами, аскезой. Не смешно. Рациональные прагматики папства мыслили другими категориями. Понимали, столь кардинальные изменения невозможны. Не согласуются они с привычным для военной аристократии образом жизни.

Значит… Стояла задача примирить «новую идеологию» служения Богу — с военными, прагматическими и героическими идеалами рыцарства. Требовалось всего ничего, ага: кинуть в массы новые идеи, расширить кругозор. На очень простом языке повседневной жизни. Европское христианство давно позабыло такой язык общения. Священнослужители погрязли в мирских проблемах, грехах и коррупции. Но была реформа аббатства Клюни, одобренная папством. Зачистка собственного «стада» от паршивых овец. Очень одобряемая мирянами. Аббатство Клюни умело правильно разговаривать, хорошо знало — как…

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Трюки.

В чем была сила и слабость невежественного и разгульного рыцарства? В особенностях социального облика, патримонии. Ценности родственных связей внутри семейного клана. Вращающихся вокруг наследственного владения. Там правила бал кровная месть. Родня любой титулованной мелочи была готова защитить «своего», отомстить за него. Добавляем в эту солянку добрую жменьку феодализма: отношения на «омаже» (клятве) между сеньором и вассалом. Верность работала в обе стороны, не забываем. Суррогатные, дополнительные семейные ценности.

Именно так налагались обязательства вендетты, в более широком понимании. Вассал обязан защищать сеньора или своего вассала, если на его землю совершено нападение, нанесено оскорбление. Именно в эту среду влезли клюнийские прелаты. Используя нехитрый набор понятий и терминов. Сравнив любовь к Богу… с вассальной верностью. Крестовый Поход … с военной службой Христу лично. «Сеньор» (Бог) — «вассал» (рыцарь). В этом был смысл идеи Урбана II сотрапезники. Пусть вас не смущает простота конструкта. Учитывайте общий уровень образованности и кругозора общества XI века. Это была революция, без шуток…

Но недостаточно яркой. Призывы прелатов к мирянам чаще всего оставались без ответа. Рыцари вообще редко на них реагировали. А вот объединение вассальных взаимоотношений — с идеей «небесного воинства»… это понравилось, было услышано. Несмотря на продолжающееся засилье кастелянов замков и отдельных отрядов рыцарей, реформаторское движение аббатства Клюни работало. Начиная с 20-ых годов XI века стремительно растет число их монастырей, мирянам и «верным…» рыцарям распределяются земли. Прямой подкуп, но всё по закону: сеньор (монастырь) — вассал (рыцарь).

Некоторые вояки подумывают о монашестве, но выпускать из рук оружие… нерентабельно. Парадокс в сознании, неустранимая проблема. Потом решенная созданием рыцарских орденов Иерусалима. Растущее благочестие, растекающееся из клюнийских обителей, в некоторых землях Франции и Италии становится модным. Но этого мало.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Понятийный набор,

использованный в проповеди Папы на Клермонском Соборе, был последней попыткой поставить агрессию военной аристократии на службу Церкви. Долгая подготовительная работа близилась к завершению, оставался один шаг. Сам Урбан II был спокоен и уверен в успехе. Происходя из рыцарского рода Шампани, понтифик прекрасно знал нравы полудиких феодалов. Представлял, как перенаправить кипучую энергию насилия в нужное русло.

Во-первых, предельно четко сформулировал известную идею «божьего мира» . Призвал знать и аристократов прекратить братоубийственные войны. С тонкой оговоркой: если рыцари продолжат заниматься нескончаемыми вендеттами, то уподобятся «врагам Бога». Который страдает от надругательств мусульман в далеком Иерусалиме. Вражда между феодалами может обождать. На время нужно перестать проливать кровь единоверцев, обратить свое оружие против неверных. Для начала освободив восточных христиан.

«Ужасно, братья, ужасно, что вы вздымаете разбойные руки против христиан! Куда меньшее зло — поднять меч на мусульман».

Другой аргумент был крайне побудительный. Пора, мол, отмстить неверным за глумление над христианскими святынями, изгнать мусульман из наследственного владения Христа (!), Святой Земли:

«Идите к Святому Гробу и отнимите эту землю у нечестивой расы»! Пусть же станут отныне рыцарями Христа те, кто был всего лишь разбойником! Пусть же теперь с полным правом ведут борьбу с варварами те, кто сражался против своих братьев и родичей».
Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Чтобы вызвать восторженное сытое урчание прагматичных мужей в кольчугах, Папа очень толсто намекнул на материальные выгоды предприятия: крестоносцы, оставив в покое тесные и нищие европы, могут рассчитывать на небывалое вознаграждение.

«…ваша страна со всех сторон окружена морями и горами и не может содержать большое количество людей. Она не переполнена богатствами и едва ли может обеспечить пропитание даже тем, кто ее возделывает. Вот почему вы сражаетесь друг с другом. Так что давайте прекратите все «файлы» (междоусобицы) и идите по пути к Гробу Господню, отберите землю у нечестивой расы и заберите ее себе — эта земля была дана Богом сынам Израилевым, она истекает млеком и медом».

Понятнее некуда. Но это было еще не всё, что мог предложить понтифик. Запасы аргументов были неисчерпаемы. Совершенно необычная «священная война» сулила (прежде всего) духовные блага. Знаменитые ключевые слова:

«Я говорю это тем, кто здесь присутствует, передаю отсутствующим, но повелевает Христос!».

Даже последнему смерду стало понятно: война будет особой. Она провозглашена от имени Бога, им задумана и санкционирована. Священная военная служба «идеальному сеньору» — Иисусу Христу. Ого… Автоматический шанс заслужить Спасение. Для этого не нужно отрекаться от мирской жизни, погрузившись в монашество (с неизвестным конечным результатом на Небесах). Сохраняя свое обычное общественное состояние, выполняя функцию убийц неверных, овладевая их имуществом и землями… Не жизнь, а сплошной выигрыш в лотерею.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Это было эпохально и революционно. Папа Римский в своей проповеди указал новый путь Спасения. Всегда схема работала крайне аскетично, неприемлемо для большинства общества. Только монахи могут служить Богу, принимая крест (символ монашеской жизни). Подражая Христу, спасают свою душу. Теперь же люди могли заслужить Спасение невеликими по усилиям трудами. Просто отправившись в военный поход. Дорожка всяко короче, нежели через соседний монастырь.

Следовать Христу, не разрывая с прежним укладом жизни и привычками, — это было вкусно. Кровь проливать не просто можно, а очень нужно. Богу. Так, на нескольких свежих идеях была разрешена главная европская проблема. Открыты шлюзы для стока нечистых вод, рыцарской агрессии. Четкая и понятная всем формула: война ведется против оскорбивших Бога иноверцев. Она будет во имя любви к Богу. И гарантирует Спасение.

Поводыри и политтехнологи Первого Крестового Похода

Выводы.

Такой расклад устраивал всё европское общество. Верующих и не очень, благородных и подлецов, бедных и богатых, клириков и мирян, рыцарей и королей. Чтобы закрепить обещания Спасения, Папа Римский гарантировал своё обязательство. Обернув его в точную юридическую формулу — индульгенцию. Вооруженное паломничество в Иерусалим, военная служба Христу были заслугой, достойной небесного вознаграждения. Поэтому, все отправившиеся на Святую Землю… немедленно получали отпущение грехов:

«Кто отправится в эту войну и расстанется с жизнью… все их грехи будут прощены в тот же миг. Я обещаю это в силу власти, которой меня наделил Господь». (Урбан II)

Чтобы понимать, насколько всё было в Клермоне продумано, обратимся к любопытным фактам. Груды красных лоскутков, бог весть как оказавшиеся в чистом поле, в нужном количестве. Тряпьё немедленно превратилось в нашиваемые кресты. Раньше это был знак паломнического путешествия. Теперь же стал символом Царствия Небесного. Только попав на плечо рекрута-добровольца. Именно так было сказано во время раздачи слонов крестов самим Урбаном II-ым.

Чтобы люди не волновались о мирском и домашнем, нужно было дать обет паломничества. Пойти воевать на Восток, «безотлагательно направиться к Гробу Господню». Им в спину сладкой патокой лились обещания, тоже очень понятные. Отправляясь в любое паломничество, человек знал: начинает работать принцип материального покровительства Церкви. С широкими светскими привилегиями. Канон Клермонского собора ставил персону и имущество «божьего рыцаря» под защиту «божьего мира». Пока тот не вернется из Святой Земли, никто не имел права тронуть его хозяйство, дом, как-то ущемить права семьи.

Повелись на это рыцари? Было ли заключено перемирие между европским обществом и отмороженной военной аристократией? Да. Церковные представления об искуплении и небесном воздаянии были растолкованы Папой в простых понятиях феодальной терминологии. Подкреплены четкими понятиями о вознаграждении за ратный труд (небесными и мирскими благами). Учебники по политическим технологиям нужно начинать именно этим эпизодом. Как многолетняя подготовительная работа за один день способна перевернуть весь мир.

Картина дня

наверх