Эксклюзив

30 105 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ленар
    "Как появилась наша планета" - Этого никто не знает !     И все об этом = это  ничем не подтверждаемые предположения ...Эволюция Земли. К...
  • Starikan Старенький
    👍👍👍👍Динозавры в искус...
  • Людмила Захарова
    Как и говорила Анастасия -смысл жизни человека-совершенствовать окружающую среду"Законы Вселенной...

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Вопросец умодробительный, зажат в узком ущелье стереотипов. Имеет несколько серьезных пробелов. Потому что нам доподлинно не известно, как это понятие укоренилось в общественном сознании обитателей Средних Веков.

Где еще не было точного понятия «народы», четких границ этнических. Национального самосознания — тем более. Все измерялось политическими и религиозными традициями, да прямым кровным родством. Небогатый набор, но попробуем распутать…

Это одна из тем, которая скудоумию аффтора не покорилась полностью. Если не труд великий, буду рад свежему взгляду со стороны. Итак. Академическое определение «язычества» тяжеловато, мало что объясняет, больше на отписку похоже.

«Огромный комплекс первобытных верований, воззрений и обрядов, складывавшихся на протяжении многих тысячелетий и послуживших основой, на которой сформировались в классовом обществе все мировые религии. Языческие религиозные представления очень разнообразны, неоднородны и входят составной частью во все мировые религии».

Заезжаем на Русь, тут рядышком. Разбираемся досконально. Кого называли «язычниками»? Да своих же, доморощенных.

Сначала родных. Потом — кто «неправильную веру» в обиходе использовать стал. Не забывая других: далеких, прикочевавших, живших далеко, злых и лютых. Всех неправильных, короче.

В древнем церковно-славянском языке слово «народ» — это род, племя и … язык («языки», «языцы» — суть народы). Если быть прямолинейным в переводе: «язычество» — это «народная религия». Ничтоже сумняшеся, термин бродит в академических кругах. Современная наука «языческие» религиозные представления обозначает временами: «национальные религии», «этно-территориальные», «местные религии», «племенные верования».

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Религиозные тропинки.

На Руси слова «языки», «язычники» часто встречаются в религиозной литературе. Наиболее понятно в Остромировом Евангелии, летописях с XI века (в описании событий той эпохи). Не нужно говорить, что все яснее солнышка. Тут крепко спотЫкнуться можно. Церковно-славянское слово «язык» обозначает «народ». Споры жаркие, но побеждает версия «кальки с греческого и латинского». Там тоже слова «народ» и «язык» неразрывно связаны: греческое «ezgos» и латинское «lingua».

В переводном (с еврейского на греческий и латынь) Священном Писании «язычник» — это «гой». Так иудеи понимали отдельно взятый народ (или все скопом). Сначала включая себя в этот термин. Потом слово «гой» стало употребляться иудейскими теологами только по отношению к другим народам, не к себе. Случилось это во времена моисеевы, когда партия и народ ходоки по пустыням окончательно обособились в собственном религиозном выборе. Стали гордо именоваться «народом Божьим».

С популярным синонимом «язычника» всё кристально ясно. Он вошел во многие европские языки с латинского: чистеньким «paganus» (поганый). Найден в испанском, итальянском, французском, английском, болгарском, во всех наречиях русского. В древнерусском имеет тоже форму «поганый», как синонимичный «язычнику». Но процесс был длинным, пока эти слова встали в один ряд.

Если совсем точным быть, латинское слово «paganus» указывало на «жителя деревни, крестьянина». В древнем Киеве, например, так не говорили… а писали . Синонимом к слову «языкъ», взяв в моду греческую христианскую традицию. Словосочетание «чужие языци» сначала подразумевало «другие ароды, живущие от нас далеко, вне нашего рода». А синоним «paganus» вошло в древнерусский язык без изменений практически.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…
«Свои поганые», кочевники на службе Руси 

Негативный смысл

слово «язык» приобретает после Батыева нашествия:

«И села опустеша от языка незнаема, от языка немилостива, от языка, студа исполнена».

С книжных страниц слово попадает в обиходную разговорную речь (пропихнули-таки крысы монастырские). Получив смысл уже не территориальной прописки. Прямо называя «враждебные народы», с чужими враждебными Руси языками. Придавая оттенок «иноверия», в случае с монголами — «не христианства, не мусульманства, ни иудейства». Язычества, на наш лад. Как утверждают лингвисты:

«Уважение к языку, как носителю мысли и важной информации настолько велико, что простого различия речи недостаточно для создания нового смысла слова. Необходимы важные идеологические оправдания для выражения вновь найденного поворота мысли. Общность языка становится общностью веры: люди понимают друг друга».

Верить этому? Не знаю, не уверен, не берусь… В поздних религиозных текстах «язычники» уже несут понятный нам смысл: безбожники, неверующие в истинного Бога, идолопоклонники, многобожцы. Это сохранилось в официальной христианской догматике, долгое время впечатывалось в обиходную народную среду. Через попов и прочих грамотных людей. В рамках борьбы со славянским и русским «язычеством» неискоренимым. Церковь подменила мирное понятие… на негативное, нарицательное.

Загнали термин в рамки борьбы с идолопоклонством, кумирством, обожествлением сил природы. Особо ненавидели «истуканов», заменяющим большей части Руси — истинного Бога. Слово «язычники» постоянно привязывали (по ветхозаветной традиции) к понятию «иноплеменники». Это называется подрывная деятельность, на минуточку. Собственный народ раскалывая на «детей божиих» и «поганцев». По религиозному маркеру.

Так сформировался понятный любому православному конструкт. «Язычество» — это отвратительная природная религия, основанная на обоготворении сил природы. Где «твари» — вместо Творца, языческие боги — бесы, а сама языческая культовость — от дьявола. Стол накрыт, извольте кушать…

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Осторожно и деликатно

во всех христианских церквях слово «язычники» использовалось применительно к сильным монотеистическим культам конкурентов — мусульманам и иудеям. Приятельствую с историком, который усердно лопатит сирийские христианские тексты, докторскую стряпает. Любопытным наблюдением поделился: термин «язычество» крайне интересно применялся.

Использовался отдельными, фанатичными богословами. Но после их смерти… словечко целенаправленно вымарывали из пергаментов и свитков. Если святого старца занесло, и он обозвал «язычником» имама или суфия, раввина или лидера иудейской общины.

Маркировали «язычниками», при первом знакомстве, — буддистов. В XIII веке. Не сильно сведущие в богословии европские путешественники. Не священники и богословы. Светский человек считал буддизм идолопоклонством, язычеством. Но Церковь это не поддерживала, постоянно поправляла средневековых писателей.

Более принципиальную позицию к «язычеству» занимал ислам, с первых своих дней проведя понятную разграничительную черту. Мусульманские имамы говорили: «язычники» — это неверные, многобожники, идолопоклонники, поклоняющиеся силам природы «слуги шайтана». Самое отвратительное явление. Призывали относиться к ним со всей яростью. При этом терпимо и снисходительно смотреть на христиан. Они тоже люди Книги, просто немного заблудившиеся.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Распутывая узлы

понятий «язычества», придется обратиться к официальной доктрине христианской церкви. Так называемой «пра-монотеистической теории». Начала она оформляться еще во времена Климента Александрийского (III век РХ) и Тертулиана (IV век РХ). Суть: история «язычества» сохранила следы первоначального единобожия, откровения и христианского Бога-Творца. Но потом стало ложной религией, искаженной некритичным религиозным экстазом.

Не мудрствуя лукаво, даже не замечая тысячелетние религиозные культы человечества, латиняне сказали: «язычество» — не начало истории религии, даже не первоначальный их вид. А богомерзкое уклонение от истинной Веры, малодушное бегство человеческого духа от истинного Бога — в мир природы и истуканов. Мифы «язычников» — суть поздние наслоения, искажающие первое Откровение Творца, данное человеку (Ною, Моисею, прочей кампании с очень тонким слухом).

Тонко подверстан в доказательную базу индийский Праджапати, который бесконечно долго плавал «над поверхностью хаотических вод». Совершивший первое жертвоприношение, собравший конденсат стихий, сотворивший много чего полезного из него. После этих упражнений он «уходит на покой». Милостиво разрешая многочисленным «богам-технарям» заниматься косметической отделкой созданного Мироздания.

Те же, чтобы быть понятными невежественному человечеству, облекают себя в самые разные формы, создают понятные космогонические культы поклонения им. Разные «языки-народы» разобщаются, но Бог пристально за этим балаганом наблюдает. Теологи назвали это состояние — «праздностью (молчанием) Творца». Он дожидается, когда наступит крайняя точка «язычества», полного искажения его Замысла.

Божество возмущено, ведь человечеству дан единый язык , происходивший от истинных, сакральных имён и форм. Которыми терпеливый Адам в Эдемском Саду нарекал все сущее природного мира. Но люди запутались, возгордились, не оценили глубину Замысла. Что получили за свою непроходимую тупость? Правильно, Вавилонское «смешение языков», потерю главной коммуникативной способности понимать друг друга. Как итог, это привело к «умножению Имён и Форм», потери близости и причастности к Богу.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

А вот это 

попахивает первым, глубоко обоснованным, тщательно замаскированным «нацизмом». Язычниками стали, сначала в ортодоксальном иудейском мировоззрении, потом в христианских представлениях — народы несчастные, понесшие наказание за грех гордыни далёких предков. Не безнадежные, им дан шанс на Искупление. При соблюдении нескольких необременительных формальностей. Нужно лишь согласиться с догматами Книги, приобщиться к истинному знанию и строго следовать ритуалам.

«Язычник»… всего лишь заблудшая (дикая и агрессивная порой) овца, к которой нужно проявить снисхождение и терпение, пасти и окормлять, приручать. Иной раз применяя грубую силу. Отбирая у «неразумного» идолов, истуканов, жертвенные алтари, священные рощи и озера, камни и погребальные курганы. Попутно поджаривая жрецов, шаманов и всяких друидов. Совсем другое отношение к «еретику». Которой (собака такая) знает истинное Слово, но сознательно его искажает. Здесь вообще никаких компромиссов…

Здесь кроется главная ошибка… нет, недосказанность науки. Стоящей на охране религиозной догматики, маскирующей ее кровавые проделки прошлого. Вегетарианское определение «язычества», как анимизм и обожествление сил природы, фетишизм, шаманизм, многобожие, политеизм, идолопоклонничество и т.д. … — величайшая обманка «политкорректных» лжецов.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Выводы 

будут жестковаты, мои извинения. Термин «язычество» никому разумному, знающему историю религий и народов — непонятен. Более того, не имеет объективного научного содержания. Более размытого, неопределенного, лукавого, туманного термина… трудно найти (это как «кочевничество», ага). Жупел «язычества» возник в агрессивной, фанатичной среде. Именно христианской.

Евреев не стоит обвинять, они честно вывели себя за скобки всего мироздания, назвавшись «богоизбранным народом». Идеологи молодой и агрессивной Церкви Христа, как только накопили сил, стали вершить глобальный суд. Назвав «язычеством» всё дохристианское и нехристианское. Туда попали ведическая гимнография Индии, блестящая мифология классической Греции, сонм славянских и кельтских верований, шаманизм Великой Степи.

Самое смешное в этом: само христианство невозможно выделить из общей системы религиозных представлений древности... Собрав в кучу самое полезное и популярное, красивое и мистическое, загадочное и эффективное — христианство придавило эту нелепую конструкцию… не поддающимся трезвому разуму догматом Троицы. Выведя своих прежних соперников в крайне расплывчатое «язычество». Полностью лишённого научного и терминологического значения, уводя своих служителей, фанатиков и адептов на скользкую тропу … вершения «божьего суда». По своему усмотрению.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Инструмент оказался зело эффективным. Даже в рамках одного союза племен можно было вести успешную разграничительную работу. Ходишь не в храм, а в рощу — «язычник». Хотя смысл изначальный и перевод — «народ». Так дробятся на группы кровно близкие люди. За жизнь одного поколения, долбя мозги нехитрыми формулами, вполне получалось устроить кровавую резню. «Народ» (спасенный распятым идеалистом-иудеем) самозабвенно грыз «язык», ставший враждебным явлением… Вот так это работало…

Как правильно обозначить, дать точную формулировку, что такое «язычество»? Не знаю, академиев соответствующих не оканчивал. Но нужно собрать в кучу, полностью забыв о христианской схоластике… следующие вещи. Древнейшие, первобытные, самые разнообразные верования и культы. Которые обслуживали сакральные потребности человека, семьи, рода, племени, популяции. Простые и понятные всем.

«Толкователи» же смыслов и обрядов должны говорить на одном родном языке с паствой, быть плоть от плоти этнически. Помнить и аккумулировать в себе вековые «сакральные смыслы» именной этой земли, никакой другой. Как только появляются «чужаки» со своим «языком»… жди беды… Поделят на правильные и не очень «народы». Со всеми вытекающими.

-

Обитатели Сечи Запорожской: рыцари, крестьяне или…?

Обитатели Сечи Запорожской: рыцари, крестьяне или…?

Откуда черпается мифология «украинского казачества? Большей частью из народного фольклора. Из исторической романтической литературы, которая искала вдохновение … в том же фольклоре. Если в середине Х I Х века с этим разобрались в ученом мире, безошибочно отделяя котлеты от мух (исторические факты от беллетристики), то с появлением в Галиции «свидомых украинцев» тема вновь стала актуальной.

Появились две дискутируемые легенды. Первая: запорожские казаки были членами рыцарских братств, носителями немного упрощенных (образом жизни) аристократических черт. Обладали всеми признаками высокого сословия: каким-то секретным воинским искусством, беззаветной отвагой, исключительными моральными качествами. Поскольку это был «Орден», он обладал конечной точкой приложения своих усилий. Боролся за «национальные украинские интересы», как оказалось.

Вторая легенда, «почвенная». Не столь налегающие на горилку патриоты-малороссы пытались обосновать: сечевая вольница была эволюционной формой протеста простого народа. Чаяниями беглых крепостных о справедливом народовластии. Все атрибуты присутствовали: принцип всеобщего равенства, выборность казачьей старшины сверху донизу, абсолютная свобода личности. Военизированная насквозь утопическая община, с высокой религиозностью.

С появлением в обороте термина «национализм» (конец XIX в.) обе байки получили своих адептов, идеологов, исследователей. В интеллигентской среде поляков, русинов, малороссов, русских. Случилось парадоксальное: обе идеи были признаны жизнеспособными, два явления (оказывается) могли существовать одновременно. Занавес. Препарируем пациентов, ага. Первые на столе…

«Лыцари-запорожцы».

Байка очень древняя, введенная в публицистический оборот еще в XVI веке… поляками. Тамошний поэт пан Папроцкий очень горевал, возмущенный «рокошами» и междоусобицами польской шляхты. В качестве мыслительного эксперимента высказал интересную идею: юная Запорожская Сечь, возникшая на «украине» Речи Посполитой, — это рефлекторная попытка возродить некое здоровое общество.

Польский поэт Папроцкий (Иллюстрация из открытых источников)
Польский поэт Папроцкий 

В своих мыслях забрел на очень опасную территорию. Утверждал, поляки были не раз были спасены от гибели запорожским русским рыцарством , бившимся на границах с турками и крымскими татарами. Пан Папроцкий восхищался доблестью казаков, их простыми крепкими нравами, готовностью постоять за весь христианский мир. Был не одинок в Речи Посполитой, подвиги сечевиков ярко описывают шляхтичи Горецкий, Ласицкий, Фредро.

Наделяя казаков невиданной доблестью, описывая несуществующие свершения, запорожцев выводят… в польскую шляхту. «Казаки» имеют соответствующие фамилии, поголовно — дворяне с темным прошлым. Причины добровольного или вынужденного бегства в Сечь: разорение, несчастная любовь, интриги сильных мира сего, невинные преступления, несправедливые панские суды. Подвиги, образ жизни намазаны толстым слоем на горбушку восстановления чести благородного шляхтича: «пасть со славою, или воротиться с военною добычею».

Польский панцирный казак (Иллюстрация из открытых источников)
Польский панцирный казак 

Беллетристика была популярна, дамы охали, паны крутили усы и восхищенно цокали языками, смакуя описаниях ратных эпизодов. Сформировалась прослойка салонной романтической литературы. Скоро храбрость ушедших в казаки польских дворян была перенесена на всё сечевое воинское братство. В пересказах эта беллетристика попадала в казачью среду, тешила самолюбие, становясь убеждением. И политическим инструментом.

Уже в XVII веке это оформилось в претензии «лыцарей» к аристократии Польши, когда речь зашла о включении «нового дворянства» в реестр. Некоторые запорожцы настолько уверовали в свое туманное (но несомненно высокое) происхождение, что начали захватывать земли, выделять большие поместья и хутора, превращаться в помещиков. Не забывая добиваться признания дворянских прав у недоумевающих польских сеймов.

Романтическая легенда

была придумана и воплощена в творчестве очень талантливых интеллигентов. Малоросские литераторы и русские историки XIX века: Рылеев, Герцен, Чернышевский, Шевченко, Костомаров, Антонович, Драгоманов…, мое почтение. Получив блестящее образование, очарованные европскими идеалами демократии, эти честные люди хотели найти точку опоры в грустной картине царского дремучего самодержавия.

Так родилась идиллия просвещенного «европца»: под запорожским казачеством разглядели простой народ, гордо ушедший из панской неволи. Взявший в руки оружие, заселивший Запорожскую Сечь народной демократией. Рекомендую для понимания статью Костомарова «О казачестве» 1860 года, журнал «Современник». Мыслитель назвал казачество — «демократическим явлением чистой воды». Позже раскаялся крепко, поработав по совету умных людей с историческими документами… Но это много позже, увы.

Николай Иванович Костомаров (Иллюстрация из открытых источников)
Николай Иванович Костомаров 

А тогда, на волне воодушевления, Костомаров свою идею развил. Во времена участия в Кирилло-Мефодиевском Братстве, написав «Книги бытия украинского народа». Это была уже политическая программа. Уклад казачества противопоставлен сатрапским нравам правящей знати России и Польши.

Развил мысли демократии Запорожской Сечи Михайло Драгоманов, дядя Леси Украинки. Тоже рекомендую к изучению (критическому), есть любопытные мысли о казачьем быте, попытка называть Сечь «коммуной». Идеи стали популярны в интеллигентской среде Малороссии. Без всякой проверки и критического осмысления приняты русским революционным движением.

Так о ком речь?

Лезем в дебри географии. Запорожцы появились на границе Малороссии с «Диким полем» (область бывших кочевых племен Левобережья Днепра). Что там творилось со времен печенегов, половцев, ордынцев — мало известно. Но земли всегда полнились лихим людом. Не поймешь: то ли бродники и поселенцы мирные, то ли разбойничье племя. Самых разных этносов, традиций, укладов. До зубов вооруженных. Ордынский период Дикого Поля сильно «отатарил» здешнее население. Казачья терминология тому свидетельство: «атаман», «кош», «курень» и т.д. …

Очень интересен внешний вид сечевиков. Турецкие широкие шаровары, бараньи шапки, татарские сабли и луки, приметный «осэлэдэць» на бритой голове. Облик «лыцаря» так себе, не отличишь от странного татарина. Националист Пантелеймон Кулиш (автор фонетического украинского алфавита, «кулишовки»), честно собирая описания запорожцев, оставил много ярких сообщений. Разочаровавших его «свидомых» коллег. По документу старосты Филиппа Кмиты (1514 г.) черкасские казаки — «жалкие оборванцы»; француз Дальрак помнит их «невзрачной дикой милицией».

Посполитый казак (Иллюстрация из открытых источников)
Посполитый казак 

Прародители

запорожских казаков, уверен, — ордынские (азовские) казаки-«татары», потом вобравшие в себя много славянской крови. Лично свободные люди воинского сословия, увернувшиеся от присяги негодным им ханам. Преступники, язычники, раскольники и еретики всех мастей, уходящие постоянно в Дикое Поле от лишних проблем и ответственности. Просто по зову разбойной души…

Летописи времен Ивана III называют их самыми лютыми разбойниками, страшной напастью пограничных городков Московии. Главной помехой на пути в Крым. Они не признавали никакой власти, жили наймом и разбоем. Король Сигизмунд-Август часто пользовался услугами «белгородских» (аккерманских) и перекопских казаков, но чаще всего в их саблях нуждались крымчаки. Во время набегов степняков-«людоловов» очевидцы точно описывают казачьи отряды, весьма многочисленные.

Этот факт позволил польским летописцам считать это разухабистое вооруженное племя полностью независимым. В военном, экономическом, организационном плане. К четырем татарским ордам (заволжской, астраханской, казанской, перекопской) они причисляли пятую — казацкую. Обосновывая: это выходцы из татарской степи, с ее воинскими ухватками, говором и обликом. С «татарскими» именами, обычаями, нравами, хищничеством и …работорговлей.

Есть множество холодящих кровь сообщений поляков о зверствах и грабежах… Но многое стоит делить на два. Как частенько случалось, летописцы часто путали перекопских (потом запорожских) казаков — с крымчаками. Иногда не ошибались, прямо обвиняя казачков в торговле единоверцами и соплеменниками. Чего не позволяли себе татары и турки.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Вот загадка главная.

Оказавшись в Диком Поле, сразу теряешься: кто, как, кого… тут понимал. Многие историки с яростью отступаются от запорожских «корней казачества» с приговором: не то казаки произошли от татар, не то казаки «ушли в татары». Наши предки это понимали как-то, но инструкций подробных не оставили. Больше путают сообщения.

Понятно одно: проживают днепровские казаки воинскими сообществами вне пределов Московии и Польши. В начальный период своего существования они — «поганые», безбожники, лютые разбойники. Со временем, более тесно соприкасаясь с Московией, — опознаются больше как православные. Но тоже нравом лютые. Вот летописные сообщения, которые приводит Татищев:

1492 год. «…приходили татарове ординские казаки, в головах приходил Темешем зовут, а с ним 220 казаков…».
1493 год. «Того же лета приходили татарове, ординские казаки, изгоном на Рязанские места, и взяша три села, и поидоша вскоре назад».
1494 год. «Октября прииде из Волох Иван Андреевич Субота Плесчеева, а из Крыма Константин Заболоцкий; а шли Полем, и грабили их на Поле татарове, ординские казаки».
1501 год. «Июля в 11 день азовские казаки Угус-Черкас да Кора-бай пограбили на Поле на Полуозоровском перелеске великаго князя послов князя Федора Ромодановского да Андрея Лапенка, и Андрей тамо и скончался, и гостей многих пограбища».

Очень русские, православные имена: Угус-Черкас да Кора-бай с Темешем. Интересен и непонятен Костомаров, приводя тексты договоров XVII -го века. Там слово «татары» отсутствует, заменено на «орда». Проверяем, есть конкретный «Белоцерковский трактат» (договор между поляками и казаками), историк последних в «орду» пишет. Карамзин уже пугает перечислением казаков:

«Малоросские, днепровские, донские, запорожские... касимовские, ординские, ногайские...»

У него же:

«Ахмат имел участь Мамая. Он вышел из Литвы с богатою добычею: Князь Шибанских, или Тюменских, Улусов, Ивак, желая отнять её, с Ногайскими Мурзами, Ямгурчеем, Мусою и с шестнадцатью тысячами Козаков гнался за ним и от берегов Волги до Малого Донца, где сей Хан, близ Азова, остановился зимовать, распустив своих Уланов».
«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Нравы.

Оставим пока «татаро-казаков», тема отдельная напрашивается. Вернемся в тему понятной и известной Запорожской Сечи. Она принимала всех, туда бежали толпами крепостные. Романтичные шляхтичи тоже. Поборники идей освобождения крестьянства от крепостного права. Запорожцы эту дурь мигом из голов выбивали. Самим своим укладом. Хлебопашцев казаки презирали, постоянно отгораживаясь от них, часто отказывая во многих правах воинского братства. Главным ремеслом был поиск добычи:

«Жен не держат, землю не пашут, питаются от скотоводства, звериной ловли и рыбного промысла, а в старину больше в добычах, от соседственных народов получаемых, упражнялись».

Романтически настроенный поэт пан Папроцкий, первым воспевший «рыцарство» Сечи, отмечал: в низовьях Днепра «сабля приносила больше барышей, чем хозяйство». И именно поэтому туда считала не зазорным направлять стопы (в драных сапогах) нищая польская шляхта. Заносило в запорожские курени потомков очень знатных родов, кстати. Коронный гетман Ян Замойский, негодуя на шляхтичей, спутавшихся с запорожцами, развенчивает «идеалы лыцарства» довольно просто:

«Не на Низу ищут славной смерти, не там возвращаются утраченные права. Каждому рассудительному человеку понятно, что туда идут не из любви к отчеству, а для добычи».

Много споров о небывалой «православной набожности» днепровского казачества, поклон низкий идеалисту Гоголю, ага. Современники этого явления были уверены в обратном. Отзывались с отвращением о «вере казацкой», видя там больше безбожия. Православный шляхтич Адам Кисель, побывав в Сечи, отписал домой: «у запорожских казаков нет никакой веры» .

Униатские и православные митрополиты сетовали на это постоянно, горюя о выпоротых, ограбленных, униженных монахах и священниках, имевших неосторожность появиться с увещеваниями в границах Сечи. Прекрасно попов понимаю. О какой набожности можно говорить в воинской среде, собравшей в куренях лихое общество беглых русских, поляков, татар, турок, армян, черкесов, мадьяр. С очень гибкой политической линией.

Обитатели Сечи Запорожской: рыцари, крестьяне или…?

Богдан Хмельницкий, его сын Юрий, Петр Дорошенко … знаменитые ведь фигуры, глыбы. Ничего страшного, бывали в подданстве турецкого султана, присяги приносили. А крымские татары для Сечи — так вообще братья навек. Посчитано: с «врагами Креста Христова» казачки чаще вместе в набеги ходили на московские и польские «украины», чем воевали супротив. Торговали постоянно, даже во время «недоразумений» редких.

Казак — это как?

Очень частая путаница, в комментариях постоянно встречаю. До середины XVI века слово «казак» означало в Запорожской Сечи … не человека определенного рода занятий. Понимался образ жизни, очень специфический, четко очерченный. «Ходить в казаки» значило — удаляться в степь. Или за линию пограничной «засеки», жить законами «ордынских казаков».

Можно было мирно жить, промышляя рыбой и скотоводством. А можно было «за зипунами». На большую дорогу разбойничать. А «свидомым» можно сообщить удивительное открытие: никогда запорожский казак не был «малороссом». То есть, представителем оседлой земледельческой культуры. Со своим укладом, бытом и традициями еще славянских племен Киевской Руси.

Днепровское казачество рождалось понятными историкам явлениями. Главное из которых — степной образ жизни абсолютно свободного человека. Выживальщика, наемника, разбойника. Не ищите там корней русской культуры. Отыщите больше враждебных кочевых стихий, с которыми боролись Русь, Московия, Россия много веков. Швеции, Польше с Турцией тоже перепадало.

-

Несториане Чингисхана: поражение торжества еретической Веры…

Несториане Чингисхана: поражение торжества еретической Веры…

Справка. Вдруг кто не знает. Несторианство — христианское еретическое учение константинопольского патриарха Нестория (руководил кафедрой 428-431 гг.РХ). Он талантливо пытался соединить христианские догматы с практиками античного рационализма. Предметом его критики было непонятное пастве ортодоксальное учение о сути «Богочеловека». Несторий утверждал, что дева Мария родила человека. Христос сумел преодолеть человеческие слабости, возвысился до Сына Божьего.

Но у Бога не может быть матери, во Христе человеческие и божественные начала пребывают лишь в относительном внешнем соединении, никогда полностью не сливаясь. Ортодоксы же подчеркивали единство человеческого и Божественного начал. Идеологами и проводниками идей Нестория выступали города, где был высок процент образованных людей, хорошо знакомых с античной философией. Оплотом «ереси» стала Сирия и Персия.

На Эфесском Соборе 431 года РХ, учение было осуждено, Несторий предан анафеме и сослан. Его последователи провели в Персии, городе Бит-Запат, собственный Собор (434 г.). Учение признали господствующим для здешних христиан. Персидский шах это одобрил, несторианство начало распространяться в Средней, Центральной и Восточной Азии.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Уже в VI веке несториане напомнили о себе самым неожиданным образом. Тюрки Кавказкой Албании (Армения, Грузия, Азербайджан современные), попавшие в плен в плен византийцами в битве при Балярате в 591 года, красовались с татуировками на лбу … в виде креста. На недоуменные вопросы ответили: это сделано по совету христиан, живших среди них. Оберег от моровой язвы, ага.

Успешные еретики.

С христианством тюрки-монголы восточной Великой Степи тоже были хорошо знакомы, причем давно. Несторианство было занесено в Центральную Азию в VII-VIII веках. К XIII-му вполне себе укоренилось в Восточной и Средней. Именно племена «во Христе» приняли самое деятельное участие в вооруженных программах освоения Чингисханом огромных пространств Евразии. Мотивы у всех были разные, может быть — и религиозные.

В чем была сила несториан? В доступной «облегченной версии» христианства, само собой. Но политически эта «ересь» очень нравилась восточным государям, кочевой аристократии, образованной публике «государственников». Несторианство всегда выступало за органический союз Церкви с любой властью. Именно по этим мотивам больше Нестория предали анафеме, он предложил императорскую власть Рима укреплять словом божиим, а не пытаться ее подчинить.

Уже мнившие себя повелителями умами людей, восточные и латинские епископы крайне враждебно к этому относились. Нарождающиеся институты папства и константинопольского патриаршества желали быть обособленными структурами, полностью самостоятельными. Получилось. Византия приняла формулу «цезарепапизма» (Император — глава государства и Церкви одновременно), на Западе — Римский Папа стал высшей инстанцией духовной и светской власти.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Несторианство развивалось иначе. В Азии власть работала несколько по другим правилам, поэтому структура церковной организации вынуждена была это учитывать. Восточные правители государств не были христианами, сначала нужно было убеждать их в нейтралитете новой религии, ее политической безопасности. Добиваться терпимого отношения смирением, наглядным умиротворением паствы, благочестием проповедников, дисциплиной мирской и духовной. Никакой ощутимой помощи патриархи и епископы несториан не получали, полностью рассчитывали на свои силы и поддержку «снизу».

635 год. Несторианство проникает в Китай, очень быстро становится популярным. Здешние государи довольны, благосклонно слушают проповедника Олопёна (Олопуна). Первые императоры династии Тан (618-907) оказывают покровительство несторианам, разрешают строить церкви. Некоторые историки уверены, что Китай был очень близок к принятию христианства. Но сцепка династических роковых случайностей эту мечту последователей Нестория рушит. С переменным успехом они проповедуют, вплоть до полного запрещения христианства в XIII веке.

С VI века несторианство укрепляет позиции в Средней и Центральной Азии. В Самарканде руководит делами церкви епископ, в XI веке здесь уже сильная несторианская митрополия с особым статусом. Епископии полнятся паствой в Джунгарии, Кашгарии, на Алтае. В VIII веке несториане начинают первую религиозную войну, расколов племена сильных уйгуров. Там равноценными были христианство, буддизм и манихейство. С последними несторианам пришлось повозиться, пока господствующая аристократия манихеев не была сокрушена в 847 году енисейскими кыргызами, их общины выкорчеваны.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Уйгуры оседают в оазисах Турфана, Карашара, и Северном Китае, становятся оседлым и очень богатым народом купцов, скотоводов и садоводов. Несторианство здесь полностью побеждает, а в 1009 году крещение принимают кераиты. После — тюрки-онгуты, меркиты, гузы и часть чигилей. Существуют общины несториан в среде кара-китаев (киданей). Именно с ними связана оглушительная новость для средневековой Европы, легенда о «первосвященнике Иоанне».

В ожидании чуда.

Византийцы были неплохо осведомлены об успехах несториан в далеких странах Востока, некоторые европцы — тоже. Особо не опасались их влияния, своих проблем всегда было выше тиары и куколя. Однако XII век принес некое понимание, церковники обеспокоились численностью христианских «еретических» общин в Азии. Пока несториане вели успешную пропаганду среди «низов», набирая именно там наибольшие очки, — над ними снисходительно посмеивались.

Но вовлечение ими в крещение степной и оседлой аристократии картину поменяло: теперь это стало важным политическим фактором. Хитрозадые епископы Рима и Константинополя стали рассматривать «еретиков» как дармовую вооруженную силу, способную остановить наступление мусульман (турок-сельджуков и египтян) на христианские государства крестоносцев Восточного Средиземноморья. История полностью темная. Но как по команде, западные европцы стали раздувать слухи о могущественном азиатском царе-священнике Иоанне.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Было это спонтанным желанием верить в некое чудо или расчетливый ход интриганов в сутанах — неизвестно. Близкое ожидание победы христианского мира над мусульманами пожаром прокатилось по всем странам. Все писали о «пресвитере Иоанне». Был он: и «попом Иваном», «Жеаном», «Иоганном», в зависимости от европских государств.

Хотя вопрос выеденного яйца не стоил. В Средней Азии растрепали в лоскуты войска турка-сельджука, султана Санджара. Сделали это кара-кидани (кара-китаи) в 1141 г. неподалеку от Cамарканда. Потеряв свое государство Ляо, они направились в Семиречье, заняв выгодные геополитические территории между монгольским Алтаем и хребтами Тянь-Шаня. Разгромив «последнего великого сельджука», установили границы в Средней Азии по реке Сырдарья. Кара-китаи не были мусульманами, но среди них были многочисленные несториане. Гурхан Елюй Даши, послуживший прообразом пресвитера Иоанна, им всячески покровительствовал, наследника нарек именем Илья даже. Но сам крещение вряд ли принял.

Путаницу с «пресвитером Ионном» учинили западно-азиатские христиане. Спутав кара-китаев с кераитами. Правители последних недавно приняли крещения и титуловались на китайский манер «Ван-Ханами». Общины Средней Азии посчитали, что сельджуков растрепали войска могущественного христианского царя «Вана». Купцы притащили радостную новость на Ближний Восток в искаженном варианте: «Иоанн», «Иван».

Царство «пресвитера Иоанна» на картах (Иллюстрация из открытых источников)
Царство «пресвитера Иоанна» на картах 

В 1177 году имя замелькало в епископской переписке, так родилась легенда. Даже появилось «Послание Папы Александра IV к священнику Иоанну». Папская курия активно поддерживала самые фантастические слухи, даже говорили, что латиняне «поправили» царя Иоанна в Вере. Он отрекся от восточных заблуждений, спешит (спотыкаясь) на помощь Иерусалиму. Кара-китаи действительно благоволили несторианству. Гурхан Даши-Чжулху (Юрий) помог несторианскому патриарху Илие III основать митрополию в Кашгаре и Семиречье. Но каких-либо «христианских крестовых походов» не организовывалось.

Эпоха Чингисхана.

В конце XII — начале XIII веков несториане глубоко укоренились среди народов Центральной, Восточной и Средней Азии. Картина не изменилась после нашествия монголов. Уйгуры, кераиты, онгуты, тангуты, кара-китаи, найманы, меркиты — вот ударный кулак нашествия. Несторианство становится популярным у карлуков, канглов, гузов, басмалов, многих других племен. Но наиболее христианизированными были уйгуры, ставшие приводными ремнями гражданского администрирования новой Империи.

Несториане настолько вошли в силу, что устроили знатное противостояние с тенгристами, борясь за влияние в Каракоруме после смерти Толуя, младшего сына Чингисхана. Некоторые китаисты утверждают: даже сын Чингисхана, свирепый «законник» Чагатай, был тайным несторианином. Особо покровительствовал этой вере. Чингисхан женил на несторианках Угедея (меркитка Туракина), Толуя (кераитская царевна Соркактани-беге). Так или иначе, несторианские церкви строились очень активно, несколько было при ханской ставке. А внуки Чингисхана (Мункэ, Хубилай, Хулагу, Гуюк) воспитывались несторианами. Но по «Великой Ясе» не могли принимать крещение.

Плано Карпини писал: Гуюк-хан твердо верует, хочет стать христианином. Его всегда окружают священники, он навещает христианскую часовню. Армянские летописи уверены, что он христианин. Но больше веры все-таки Гильому Рубруку, уверенному — это слухи. Специально распускаемые несторианами. Но внимательный монах приметил: еретики-священники учат знатных монголов и их сыновей Евангелию.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Недостаток информации

начинаешь испытывать, пытаясь понять, как именно несториане управляли своей паствой на огромных расстояниях Великой Степи. Всё что о них известно, подано в негативном ключе. Обычаи и обряды «еретиков» в монгольской империи (в середине XIII века) описал все тот же Гильом Рубрук. Мол, несториане ставят крестик на руке чернилами. У них нет художественного изображения Христа, место алтарей используют сундуки, иконы вообще ни на что не похожи.

Несториане не соединяют рук для молитвы, творят, протягивая их вперед, читают священные тексты на сирийском языке, не звонят в колокола. Тамошние священники: сомнительные типы, пьяницы, многоженцы. Как мусульмане, моют ноги при входе в храм, постов не блюдут, предпочитают мясо в пятницу. Самое возмутительное … каждый взрослый мужчина может считать себя священником (симония это называется). Епископы несториан могут не появляться в приходах по 50 лет, никак не руководят территориями, не наставляют общины.

Верю. Сведения ценные, полностью объясняют уникальный тип организации «кочевого христианства». Каждый глава рода, общины или семьи мог вполне заменить священнослужителя, не испрашивать «толкования» Святого Писания у епископа, в степном быту максимально упрощать ритуальную часть религии.

Несториане (Иллюстрация из открытых источников)
Несториане 

Потеря влияния.

Самый главный вопрос. Почему несториане не смогли одержать победу в борьбе за государственную религию империи Чингисхана. Нет, до самого начала XIV века они боролись за влияние, даже за власть. Монгольская знать в Персии, например, была разделена на две влиятельные группировки: христианскую и мусульманскую. Но Иран Хулагидов испытывал давление со стороны исламских держав постоянно, большинство населения ходили в мечети.

А католические европцы отказали в поддержке ильхану Абаге, покровителю христиан, когда тот обратился к Папам Клименту IV (1268г) и Николаю III (1279г.) организовать совместный крестовый поход против египетских мамлюков. В итоге ильханы вынуждены были принимать ислам. При Абу-Саиде, правившем в первой половине XIV века, несториан начинают притеснять, те отвечают восстанием. Оно кроваво подавленно, остатки несторианских общин позже добьёт Тамерлан в конце XIV в. А в начале века последователей Нестория полностью загоняют в подполье в Китае.

В Золотой Орде

второй половины XIII века несториане (вне всякого сомнения) имеют собственную «партию влияния», опиравшуюся на христианина (не имевшего права принять крещение) хана Сартака, сына Батыя. Держались они за более сильные и влиятельные общины Улуса Хулагу, всячески стараясь сблизить два отдаляющиеся друг от друга государства.

В поисках союзников-единоверцев больше ориентировались на далеких католиков, нежели на константинопольского вассала — православную церковь Руси. Их главной политической ошибкой была идея сохраниения централизации всей Империи Чингисхана, неприятие сепаратизма его сыновей и внуков. Это крайне раздражало хана Берке (1257-1266 гг.), сменившего в Золотой Орде хана Сартака. Новый повелитель был яростным противником хулагидского Ирана, намеревался полностью прибрать в свою собственность Закавказье и часть Средней Азии.

Здесь оборвались две ниточки несториан на международной арене. С потерей поддержки от самых влиятельных общин в Иране, Берке-Хан прекратил диалог с католиками. Стремясь к полной независимости Золотой Орды от Монгольской империи и Хубилая, он совершенно здраво оценил уровень военно-политическое давления католиков на его провинцию Русь и Восточную Европу. Поэтому готовился встречать рыцарские походы собственными силами. Назначив союзниками Золотой Орды — Византию, мамлюкский Египет, русские княжества.

«Язычество»: религиозная технология разобщения народов…

Берке разгромил несторианскую «партию влияния» у себя и во всех сферах влияния. В 1257 году массово казнили несториан в Самарканде, которые проиграли в борьбу за влияние мусульманам и православным. Сам Берке принял ислам, на ключевые должности стал назначать надежных людей только этой веры. Не последнюю роль в таких раскладах сыграли купцы. Именно мусульмане играли главную скрипку транзитной торговли Золотой Орды, не пустив несториан-уйгуров дальше реки Амударьи дальше на Запад. Контачили с генуэзцами и венецианцами Крыма и Константинополя, где несториан ненавидели особо яростно.

Полное фиаско несторианства Золотой Орды наступило в 1313 году, когда из Ургенча пришел истовый мусульманин Узбек-хан с фанатичным беклярбеком Туклуг-Тимуром. Они объявили ислам государственной религией в Улусе Джучи. Царевичи, ханы и нойоны, отказавшиеся предать веру отцов (язычество, несторианство, буддизм и арианство), были казнены. Уцелевшие знатные несториане отправились на службу в пределы Руси, к весьма толерантным русским князьям… Очень интересные истории, так что…

Картина дня

наверх