Эксклюзив

30 068 подписчиков

Свежие комментарии

  • Иван Ильенко
    Бог не летает на бочке с порохом, и это так. Но тот кто ползает, считает летающего, богом.Биологи: фотоны с...
  • Юрий Ильинов
    Простой рецепт ужина- Баттернат тыква и Башкирский мёд. Приятного аппетита 👌🙌 ...Пророчества о нас...
  • Юрий Ильинов
    🗓 18.05.2021 Карта дня - 3 чаши Ваша проблема решится. Острая ситуация наладится, и компромисс будет найден. Подде...Что нашли ученые,...

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

https://x-files

 

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Одна из самых любимых и известных религиозных фигур - Иисус Христос, как правило всегда изображается как полный понимания, просветления, самоотверженности и доброжелательности.
Тем ни менее, есть некоторые очень мрачные и даже зловещие части истории Иисуса, когда он не показывал чудеса исцеления и милосердия, а наоборот, давал полную волю своему гневу и прямо проклинал и обрекал на гибель целые города.
Такова история "Трех проклятых городов" (иногда их зовут "Тремя проклятыми деревнями") - Коразим (Хоразин), Капернаум и Вифсаида...
Все они были расположены вокруг северного берега Галилейского моря, в Израиле, где Иисус Христос странствовал, совершал чудеса и проповедовал среди скромных рыбаков.

Коразим

В городе Коразим Иисус некоторое время жил постоянно или часто посещал его после того как покинул Назарет. Это был довольно важный торговый город, который славился своей пшеницей. До того, как навлек на себя гнев Иисуса и его проклятие.
Сначала Иисус творил чудеса на публику, но в конце каждой проповеди неизменно начинал упрекать жителей за их нежелание раскаиваться в грехах.

"Тогда начал Он укорять города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись: горе тебе, Хоразин!
горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись, но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам." (Мф. 11:20-22); аналогично: (Лк. 10:13-14).


И хотя Коразим был разрушен до основания лишь спустя 300 лет после смерти Иисуса во время катастрофического землетрясения, считается, что все это было следствием проклятия Христа.
Город пытались построить заново в 5 веке, но ничего не получилось, а в Средние века обреченный город Коразим был настолько знаковым, что его связывали с местом рождения Антихриста.
Уже в наше время археологи раскопали останки Коразима, в том числе древнюю синагогу.

Развалины древней синагоги в Коразиме
Развалины древней синагоги в Коразиме

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос
Помимо древней синагоги тут также раскопали руины из черного базальта, в которых оказался очень интересный блок с вырезанными фигурами человека и животного и хорошо сохранившаяся статуя Медузы (Горгоны), которая в те времена для Христа и его последователей была несомненно признаком темного язычества.
Любопытно, что несмотря на устойчивые легенды, в Ветхом Завете Коразим упоминается ничтожно мало. По словам некоторых историков, возможно произошла умышленная попытка скрыть информацию, так как гневный и яростный Христос не очень укладывался в мифологию христианства.

Капернаум

Капернаум находился всего в нескольких километрах от Коразима. Это был известный рыбный порт в то время и главный перевалочный пункт на Виа Марис (приморский путь), основного торгового маршрута, соединяющего Дамаск на севере и Египет на юге.
Иисус много проповедовал в местной синагоге и также совершил тут множество чудес. Этот город также примечателен тем, что является домом для некоторых из самых известных учеников Иисуса - рыбаков Петра, Андрея, Иакова и Иоанна, и мытаря Матфея.

Исцеление дочери Иаира
Исцеление дочери Иаира


Иисус не просто когда-то жил в Капернауме, он даже назвал его своим "собственным городом", в котором исцелил парализованного сотника, а также лечил тещу Петра и воскресил из мертвых дочь Иаира, руководителя синагоги.
Но что навлекло на этот город проклятие Иисуса?
Увы, в целом жители Капернаума не особо восхищались чудесами, прямо сказать, они были к ним достаточно равнодушны. Они просто не признавали в Иисусе спасителя и человека, наделенного сверхъестественными силами и соответственно, не желали каяться в грехах.
В конце концов это привело Иисуса в большую ярость и однажды он якобы в сердцах проклял и город и всех его жителей. И вскоре Капернаум стал разоряться. Сначала резко сократился рыбацкий рынок (следствие уменьшения добычи рыбы?), а следом за ним и другие отрасли, которые зависели от него.
К третьему веку нашей эры этот город представлял собой лишь жалкую деревушку "из семи домов бедных рыбаков". Любые попытки заново заселить эту территорию были безуспешными.

Руины Капернаума. На заднем плане Бел...
Руины Капернаума. На заднем плане Белая синагога


Вифсаида

Вифсаида также была очень обеспеченным и благополучным городом рыбаков и самым крупным из "трех проклятых". Когда-то она даже считалась столицей Королевства Гессурского (во времена царя Давида), и именно тут Иисус встретил своих первых учеников - рыбака Симона-Петра и его брата Андрея.
Иисус тоже совершал тут разные чудеса, такие как излечение слепого, а также его знаменитое чудо кормления людей всего двумя рыбами и тремя хлебами.
К сожалению для жителей города, народ Вифсаиды также не желал раскаиваться в грехах и массово переходить в христианство. И тогда Иисус тоже в большом гневе проклял его. И, как и Коразим, Вифсаида была полностью уничтожена катастрофическим землетрясением примерно около 363 года нашей эры.

Руины Вифсаиды
Руины Вифсаиды


Во всех трех городах, которые мы рассмотрели, Иисус Христос показывал крайне большое количество гнева и ярости. Это довольно шокирующее зрелище - видеть подобную фигуру в данном свете. Иисус как правило представляется очень доброжелательным и всепрощающим по всей своей природе.
Судя по всему это было самое зловещее и мощное отображение его реальной силы. Ни ранее, ни позже Иисус Христос по каким-то причинам больше не показывал ничего подобного.

-ö-ö-

"ВОЙНА И МИР" В ПЕРЕВОДАХ

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос
В личной библиотеке Л. Н. Толстого в Ясной Поляне сохранились раритеты – первое издание «Войны и мира» на английском языке в шести томах, вышедшее в Нью-Йорке в 1886 году. То есть Толстого перевели еще при жизни, а Достоевского, например, после смерти.

 

«Война и мир» переводилась сотни раз, как с русского, так и с других языков, особенно с французского, – на английский. Но в своем большинстве эти переводы изобиловали ляпсусами.

Вот несколько примеров: в оригинале Николай Ростов в момент ссоры с Денисовым «прямо и твердо устремил на него глаза». В переводе Н. X. Доула – «прямо и твердо нанес ему удар по переносице». Князь Андрей, вернувшись из-за границы в Москву, «услышал от отца с прибавлениями рассказы о похищении Наташи». В переводе же употреблено слово, которое означает не только похищение, но и изнасилование.

От этих анекдотических интерпретаций текста выгодно отличается перевод Констанс Гарнет, женщины поистине замечательной – образованного филолога, настойчивого и умелого пропагандиста русской литературы. Она, в том числе, перевела на английский язык около семидесяти томов произведений русских писателей – Гоголя, Тургенева, Достоевского, Чехова... Однако лучший ее перевод – «Войны и мира».

war-and-peace.jpgФрэнсис Скотт Фицджеральд в своем письме к юной дочери не советовал торопиться ей с чтением «Войны и мира»: «это книга для мужчин, она требует зрелого восприятия». И в том же письме: «Переводы Констанс Гарнет с русского превосходны».

Эрнест Хемингуэй в книге «Праздник, который всегда со мной» вспоминает о своих русских чтениях в период жизни в Париже. «Я выбрал «Войну и мир» в переводе Констанс Гарнет, а также «Игрок» Достоевского…» Далее он пересказывает свой разговор с поэтом Айвеном Шипменом:

– Я не забыл, сколько раз я не мог дочитать «Войну и мир» до конца, пока мне не попался перевод Констанс Гарнет»!

– Говорят, его можно сделать еще лучше, – сказал Айвен. – И я тоже так думаю, хотя не знаю русского. Но переводы мы с вами знаем. Это чертовски сильный роман, по-моему, величайший на свете, и его можно перечитывать без конца».

К сожалению, неправильное понимание заглавие романа не только укоренилось в России, но и обошло весь мир. Слово «мир» написано у Толстого через йоту, впоследствии вышедшую из алфавита, а «мир», написанный через «йоту», означал «общество» («мирской судья», «миряне»). И потому заглавие романа – «Война и общество», что абсолютно точно отражает его содержание.

На обложке книги перевод романа в серии «Бэнтем букс», под портретом Льва Толстого, обращение к читателю: «Сто лет назад он сказал нам, как покончить с войнами. Прислушаетесь ли вы к нему теперь?» А на последней странице – более развернутая издательская аннотация: «Свыше столетия назад Толстой написал «Войну и мир». Этот роман завоевал мировую славу. Он был провозглашен шедевром. Но никто не прислушался к урокам, которые он заключал в себе... С тех пор прошло свыше ста лет – и много войн. Обратимся же наконец, к силе гения, доказавшего бессмысленность войны».

-ö-ö-

Славянская История Альберта Кранца. Вандалия или описание вендской истории

Славянская История Альберта Кранца. Вандалия или описание вендской истории

Многим известны труды Саксона Грамматика, Гельмгольда фон Боссау, но Альберт Кранц известен немногим. Так что прочесть отрывок тем, кто интересуется славянской историей, будет весьма интересно.

Труд Альберта Кранца пересекается с книгой Саксона Грамматика, где то дополняя его.

Альберт Кранц (1448, Гамбург —1517, Гамбург) — немецкий богослов, историк и дипломат, преподаватель Ростокского университета, автор целого ряда фундаментальных трудов. «Вандалия» Альберта Кранца охватывает события с древнейших времен по 1501 год.

Вандалия Кранца или описание вендской истории.

Глава 1.

В той полосе вендской земли, которая ближе к морю, населенной в древности вендами (которых наши называют также склавами), а теперь саксами, в былые времена располагались изумительно красивые города, могущество которых было так велико, что они зачастую одолевали грозных королей Дании, ныне одна их часть исчезла, а другая так обнищала, что превратилась в маленькие села и хутора. Несмотря на то, что находясь под властью саксов, при которой города второй части, слава богу, теперь в полном достатке и благополучии содержатся, строятся, те не стыдятся старых названий этих земель и потому по сегодняшний день называются вендскими городами. Ради них я постарался написать эту вендскую историю. И далее хочу сообщить, какие подвиги совершал этот народ в незапамятные годы, какие князья там появлялись и рождались, и что еще прежде за прекрасные города в этой местности на берегу моря. Среди них я начну с того, который в западном направлении первый замечательнейший как всех примыкающих к морю саксов, также украшение и голова всей Нижней Германии, со времен бывшего кайзера Фридриха Второго, выдавшего от Римской Империи привилегии городу Любеку, который является общим торговым центром и представительством всех купцов здешней земли, ровно в центре которой он расположен. Перемещаясь оттуда на восток, в княжестве Мекленбург расположен город Висмар, который хоть и сейчас не является маленьким городом, однако в прежние времена был еще в лучшем расцвете и развитии. После него следует город Росток, включенный в предыдущее княжество, хотя в прежние годы он имел собственного правителя, очень известный из-за сооруженного в нем великолепного института. После него Штральзунд, расположенный в Померанском княжестве, в прежние времена управлялся собственными князьями, которых называли бардами: это прекрасный многолюдный город, в котором пребывает множество купцов. Лучшим в той части не без основания считается расположенный там город Грайфсвальд, в нем хорошо развиты свободные искусства, а также лебская школа, который хоть и создан с большим усердием и рвением прадедов, но немало подорван длительными гражданскими разногласиями. Большинство других городов вендов, которые до этого существовали в большом достатке, теперь вовсе обращены в прах и исчезли.

Так заведено, что города, как и люди, имеют свой определенный путь и отведенное им время, после которого, когда достигнут его окончания, они снова постепенно уходят в небытие. Местность города Юлина, в прежние времена не выделявшаяся ни богатством, ни великолепными зданиями, но ныне предстает перед глазами, значительно уменьшившись, образцовым примером. Таковым также был город Гамбург, построенный на Эльбе, в падении солнца от Любека, числившийся среди вендских городов, но в недавние времена вошедший в состав страны саксов, потому вышеупомянутые города, спустя несколько столетий, стали соперниками, как я хочу показать ниже. В то время как в древней истории, не имеющей об этом письменных источников, порой выдвигаются разные версии прошлого, у меня есть мнение, что оба народа Голштинии и Штормарна, на чьих землях и территориях стоит Гамбург, следует приписать к Маршнародам (эти названия были даны обитающим в сырых и топких болотах = Marschen, приученным там против своей воли к суровым условиям, название гользатов - время от времени распространявшимся через леса до Вагрии). Именно поэтому я обращаю внимание, что Штормарн равносильно называть как Штёрмарш, слово "марш" несколько изменилось в языке после своего употребления, и взамен возникло "Штормарн". Эти маршнароды, все вместе, судя по многочисленным памятникам как повсеместно у саксов, так и в Гамбурге, когда-то считавшиеся графствами, но теперь признавшие правителями герцогов Голштинии, несмотря на то, что не являлись территорией вендских городов, но однако во многом с названными городами состояли в союзе. Также и город Люнебург, славный город по своему размеру, по внушительным богатствам и великолепным украшениям, а прежде всего потому, что люнебургские князья от него титул ведут, сотрудничество жителей которого с другими вендскими городами в торговле и войне приносило всегдашнюю пользу, нельзя исключить из упомянутого сообщества и союза. Но я упомянул эту местность, прежде всего, потому, что в ней до сих пор сохранились почти исключительно первоначальные названия вендов.
Теперь следуют русские, которых Плиний называет роксоланами или роксанами, а Страбон также названиями роксаны или роксы (отсюда у нас появилось слово русские), которые обитают на севере, между реками Танаис и Борисфен, где они поселились на равнине, включавшей всю северную территорию от Германии до Каспийского моря, хотя я столько читал об этой большой дикой варварской равнине, но больше ничего другого о живущих над русскими мне неведомо. 
Роксоланы, привлеченные на помощь Палаком Скилуро, командующим которых являлся так называемый Тасий, воевали против полководцев Митридата Евпатора. И хотя они были призваны как солдаты, однако абсолютно нищие и потому наполовину голые применяли боевой порядок варварских народов против врагов, которые были хорошо экипированы и оснащены доспехами и оружием, и когда они числом в пятьдесят тысяч столкнулись с врагами в шестьдесят тысяч, сильными, и лучше них подготовленными к войне, то не смогли оказать тем упорное сопротивление и были с помощью Диофанта почти поголовно истреблены и убиты князьями Митридата. Оружием, которым они пользовались, были шлемы из сыромятной бычьей кожи, подобные им кирасы и щиты для обороны, а также у них были копья, луки и мечи. Большинство из них кочевники, потому у них шатры на манер немцев, живут в повозках, сплетенных из шерсти, и пасут свой скот, для которого другие более крупные шатры, их пища сыр, молоко и мясо, постоянно придерживаются лучших пастбищ, и сменяют те на вновь открытые, зимой держатся у Меотидских болот, а летом в пустынях и полях, кое-что из вышесказанного я позаимствовал. пересказав собственными словами Страбона.

Во времена правления императора Фридриха татары перешли через пролив Каспийского моря, прогнав оттуда роксов и заняв эту местность, владели ей почти три сотни лет, оставаясь однако также кочевниками, кормясь от скота и живя в шатрах. Но живущие в севернее нас местностях, прежде называемые савроматами, а ныне ставшие называться немного измененно сарматами, есть русские, литовцы и поляки, сами по себе большие народы, среди которых сильнейшие русские, разделенные на две части (именуемые Белой и Великой). На сегодняшний день эти подчиняются Великому князю в Москве, христианину и следовавшему обычаям Восточной церкви, который расширил свое царство вплоть до Лифляндии и еще сейчас ведет войну против Александра, нынешнего князя Литвы, рожденного в Польше, с которым связаны лифляндцы вместе с расположенным у них Великим магистром Тевтонского ордена Святой Марии. Также ему подвластны татары, которые покорились этой доле, когда он полностью одолел внушительное число воевавших против него, и мы до сих пор не знаем, где с этим противостоянием было покончено. Но я ни в коем случае не намереваюсь здесь восстанавливать с самого начала историю русских, потому что нигде ничего написанного об этом не нахожу. Однако я не могу не обратить внимание, что важный эпизод в ней, как я черпаю из устных преданий, сделан вендами. Все же нельзя забывать что-то важное, порой случавшееся с русскими. У них есть красивые города, в том числе Москва - столица той самой страны, но этому не радуется ни кто, кто их видел. Ибо те, кто в недавнее время туда нашими купцами невольниками были перевезены и переданы против своей воли, по дороге домой утонули в море в сильный шторм. Также московскому князю принадлежит и город Великий Новгород, о котором, так как его жители во власти и богатстве не знали ни меры, ни цели, возникла поговорка: "Кто может устоять против Бога и Великого Новгорода?" Фактически ныне правящий Великий князь Иоанн прекратил благополучие, и крайне бесцеремонно обращался с ними, а для того, чтобы они оставались послушными и больше не бунтовали, он увел оттуда граждан, а из своей страны поместил в него других. Далее в том же направлении к Лифляндии лежит город Псков, также достойный большой похвалы, снаружи окруженный в немецком стиле крепкими стенами и валами, но изнутри, в стиле той страны, сооруженный из дерева, который, как идут слухи, лифляндцы и литовцы должны были штурмовать прошлым летом, но о том пока нет подлинных новостей.
Ближе этих у нас расположены поляки, которые свое название получили от ровного поля, чем отличаются от богемов, которые со всех сторон как бы спрятаны содержащимися и опоясыващими горами. Считаются Востоком Великой Германии, не во всех смыслах, но есть также расширенная трактовка, куда во множестве входят и отдельные большие страны, Империи народов, которых природа наделила выносливой и крепкой физической силой и привлекательной внешностью. На Востоке упирается в Сарматию (в которую теперь входит Татария), частью которой когда-то являлась Польша. На юге граничит с Валахией, прилегавшей к Турции, напрямую через которую вторглись и воевали турки аномальным годом, когда также случилось сырое лето. Наконец по северной стороне лежит Литва, которая также является не самой маленькой провинцией по своим размерам из числа принадлежащих вышеупомянутой Сарматии. Среди многих других городов этого королевства широко известен Краков - своим состоянием, количеством населения, а также благодаря институту.

И хотя в ней есть другие более крупные города, однако по привлекательности те не сравнятся с Краковом; замки и дома поляков, как в городах, так и на селе, в основном деревянные, не вызывающие доверия прочностью, которые вдобавок может самостоятельно искоренить огонь. А чтобы сохранялось равенство среди знати, у них от предков сохранилась традиция не возводить каменные помещения, или, как мы называем, замки, придерживаясь той, они сохраняли между собой мир, согласие и равенство. Говорят, что некоторые немцы, служившие там солдатами, в близлежащих местах начали добавлять к замкам стены и ограждения из камня, но некоторые из дворян в стране не захотели возвращать все на свои места, когда почувствовали себя увереннее благодаря таким изменениям своих замков. И хотя в мирное время это их не тревожило, но в военное время они не могли спасти от пожара и разграбления. Но нам эта страна стала известна впервые, когда она приняла христианскую веру, из-за чего повествование их истории до этого времени я должен считать поддельным; тем временем по этому случаю я замечу, что эта вера и среди вендских земель (к которым поляки принадлежали по языковому признаку) также пользовалась признанием у тех, кто лишь немного к ней здесь захотел прикоснуться.
Мы переносим повествование к следующей по очереди Богемии, эту страну описывает 
Эней Сильвий (который привел богемскую историю на латыни) лежащей относительно Дуная по ту сторону от Италии, по эту сторону от нас, на варварской земле, над большей частью которой дует северный ветер. С восточной стороны - моравы и силезцы, с северной стороны - также силезцы и саксы, или мейсенцы и тюринги, с западной - баварцы и фогтландцы, и, наконец, с южной - как и баварцы, так и австрийцы, которые простираются по обеим берегам Дуная. Таким образом, Богемия окружена исключительно германскими народами. Ее длина и ширина почти одинаковы, и ее в-одиночку можно благополучно пересечь пешком за три дня, и полностью окружена густым лесом, который древними назывался Герцинским, упоминаемом также обеими - греческими и латинскими источниками. Реки, которые орошают страну, впадают в Эльбу, которая берет начало в горах, разделяя Моравию и Богемию, одиноко течет через эту страну, сначала на запад, а затем поворачивает на север, в дальнейшем между тесными горами и глубокие впадинами насквозь через саксов, также разделяя их между собой, впадает в море. И почти все время течет равноудаленно от Рейна, теми в прежние времена разделялось общество, считаясь границей между Германией и Сарматией, но к сегодняшнему дню Германия несколько расширилась и растянулась дальше Одера, текущего через Силезию и дальше Вислы, текущей через Пруссию. и имеет Эльбу как бы на севере и в центре. Кроме того, есть прочие реки, такие как Орлице, что по-немецки означает "орел", также Эгер, который берет начало у Фогтланда, и получил название от города, мимо которого протекает, и у Литомержице соединяется с Эльбой. Еще всех их превосходит Мултава, которая течет в и через королевскую столицу Прагу, и берет с собой в Эльбу Сазаву, Лужнице и Мже. Это холодная, но богатая скотом, рыбой, птицами и дикими животными земля, чрезвычайно плодородная зерном и фруктами. Вместо вина они заваривают хорошее крепкое пиво, вокруг Жатеца и возле Литомержице обильно растет виноград, но однако вино совсем кислое, богачи вместо него пьют то, которое ввозится из Венгрии и Австрии. В языке они аналогичны далматам. До настоящего времени у них сохранилась традиция, что в церквях проповедуют на немецком, а на кладбищах читают проповедь на богемском, особенно там, где есть монастыри, пасторы и подобные им служители церкви, и лишь нищенствующим дана свобода, что они могут проповедовать на том языке, на каком хотят.

Вышесказанного достаточно, чтобы понять (как Сильвий, которому принадлежат эти слова, пишет дальше), что эта страна в прежние времена принадлежала немцам, и что богемцы потихоньку и разрозненно ее заселили, так подобное может быть подкреплено свидетельством Страбона в книге 7, но Эней не замечает того, что они немецкий язык приняли по той причине, что стыдились своего собственного. И сейчас еще находятся те, которые стараются быть похожими в речи прилегающим к ним немецким соседям. Кроме того, среди богемцев живет и торгует множество немцев, которые поэтому не вешают окончательно на гвоздь свой материнский язык. Это я привожу потому, что не совсем одобряю тех, кто считает, что перед богемцами там жили тщеславные немцы. Ибо я согласен с Тацитом, который пишет, что бойи были изгнаны вендскими маркоманнами из этой страны, как будет рассмотрено позже. Далее Эней указывает, что богемы склонны к пьянству и беззаботной жизни, имеют большую страсть к суеверию и новым вещам. О том, как богемы прибыли в Германию, стоит отметить, так как они (как и все люди) честолюбивы и хотят состарить свое происхождение, выдавая себя потомками славян, а славяне были среди тех, кто после всемирного потопа строил громадную башню в Вавилоне, где они перемешались и рассеялись, самостоятельно среди своих выбрали и распространили единый и именно этот славянский язык, который теми, стало быть, был перенесен от Сеннаара из Азии в Европу и проник в страны, которые ныне населяют болгары, далматы, каринтийцы, хорваты и боснийцы. Никто когда-либо не имел свой род таким древним, согласно пословице, во всем мире, кроме евреев, ибо те также были старейшими, от которых все сотворилось. Многие среди германских народов считают себя столь знатными, что они произошли от римлян, римляне, в свою очередь, что они произошли от троянцев. Древние германские франки считают себя тех же кровей, что и британцы, которые свое происхождение присваивают некоему человеку с именем Бруто родом из Трои, и их удовлетворяет такая честь. Но богемцы метятся выше, ибо нигде не хвастаются, что они сюда, в Германию, отправились из Вавилонской Башни, при том однако даже не сообщают минимальное: кто ими тогда правил, какую территорию они занимали, кто их привел, от какой угрозы и в какое время они прибыли в Европу, просто говорят, что славяне жили там до того, как языки всей земли были разделены. Похвальба, заслуживающая осмеяния, и если ныне кто-то, подражая богемам, захочет раскопать верный корень своего происхождения, он должен теперь искать его не в Вавилонской Башне, а в Ноевом Ковчеге, везущем в Райский сад и в чреве нашей первой женщины Земли. Но я хочу пропустить эти женские небылицы и напомню, что Платон написал: все цари рождаются от слуг, а все слуги рождаются от царей, но только добродетель делает кого-либо истинно благородным. Это, извлеченное мной из Энея, хорошо известно и прежде, но я их, по сообщению вавилонского писца Бероса, произвожу от одного племени с предками вандалов. Этого будет достаточно для предисловия, и затем, когда будет удобно, я хочу продолжить эту историю, а размещенный Энеем рассказ об их происхождении и переселении заканчиваю с пометкой, как изученный.
Некоторые же из народов, населявших Далмацию, Истрию и Хорватию, еще недавно (как об этом толкуют многие свидетельства), во времена императора Маврикия и Папы Григория, переселились туда из стран по ту сторону Дуная, которые мы, отчасти, уже выше упоминали, но отчасти, хотим упомянуть подробнее, когда этому придет время.

Ибо в то время венды населяли огромное пространство от Германского или Балтийского моря, включая Померанию, Бранденбург, Силезию, Богемию, и вплоть до Дуная: такие территории они получили от императора Константина, как об этом должно быть сказано позднее. Но когда изо дня в день они, сильно размножившись, выступили во времена императора Валентиана и продвинулись до Рейнстром, то для того, чтобы они не перебрались окончательно на ту сторону, и таким образом, не оказались поблизости от римлян в их провинции, вышеупомянутый император заключил с ними союз, по которому они им в их городах замки (по-немецки бюрге) и крепости построили, оттого они получили название бургунды. Затем, по примеру готов, гуннов и франков, обосновавшихся в Галлии, одна часть их людей обосновалась жить там, и земля по ним была названа Бургундией, но большинство прошло через Галлию и Испанию, и, наконец, после множества совершенных удачных подвигов, проведенных в Африке, обосновалось в ней и создало собственное царство и державу. А почти двумя столетиями позже этого времени, когда им их земля снова стала тесной из-за большой численности, огромная толпа перешла через Дунай в Истрию, Хорватию и Далмацию, на этот счет Святой Папа Григорий, взойдя наверх, пишет епископам на местах, жалуясь весьма грустно и печально. Потому богемцам может быть стыдно за то, что они обрисовали Энею такой вздор о странствии Чеха со своим народом из Хорватии в Богемию. Ибо венды вышли не из Хорватии в Богемию, а из Богемии в Хорватию, и если вместе подсчитать их правителей и годы, то окажется, что именно в то время, когда при Чехе придумано их переселение из Хорватии в Богемию, в Хорватии еще не было никого из них, поправка к Энею, таким образом, одинаково и делает эту поэму небылицей, и делает их на своей земле старше, чем они сами знают или предполагают.
Ныне правдоподобно описать и изложить вплоть до наших времен дела и поступки этих народов - трудная задача, и я не могу на такое отважиться. У поляков, у богемцев, у далматинцев, в Истрии есть свои особые писцы, каждый из которых хочет донести на бумаге, пользуясь и считая правильным то, что от своих, так принято и у русских, которые теперь стали что-то вежливее и дружелюбнее, как многие говорят, некоторые находят, что за это ими была составлена их крайне хвастливая история. Для моей работы будет достаточно того, что я, после обозначения их происхождения, дальше и глубже расскажу о наших вендах, которые в древности жили на Германском море, и о совершенных ими деяниях, некоторые из которых, случившиеся задолго до наших отцов и дедов, часто упоминает очень известный датский автор Саксон Грамматик из Зеландии, когда пишет о своих данах (с которыми венды часто контактировали). Он также называет их славянами, но о происхождении этого названия у меня нет иной информации, кроме указанной прежде Энеем в своей "Богемской истории", что это из-за языков, которыми они могли умело работать, "словить"; в наши времена так стали называть лакеев, после того как саксы подчинили себе эти вендские страны и сделали полностью зависимыми, это название стало настолько пренебрежительным, что, если они злятся на одного из крепостных, и его держат под пятой, обзывают никем иным, как склавами, но если мы поступки и дела наших дедов представляем себе и считаем правильными, то мы не за грех, а за честь станем почитать, что мы от таких людей были рождены. И мое желание записать теперь только направленное на вендов, которые пребывали в местности у моря, то, что я узнавая от других, хоть сколько-нибудь заслуживающее доверия (ибо я до сих пор ничего не нашел в написанном ими), не хотел бы в мое время предавать забвению.

Теперь мы снова обратимся к процессу исторического повествования.
Потому как короли Дании царствовали как на море, так и на суше, разбой на море был в неменьшем почете, чем состоял у лакедемонян, и его придерживались недалекие грубые люди, которые ничего не понимали ни в хороших законах, ни в суде и справедливости, чтобы вместо всего того, что они силой отнимают и грабят, доставать и владеть законным способом. От такого обычая еще не избавились и многие из христиан и придерживался, прежде всего, брат Хюнерфреззер, ему также принадлежит высказывание, что так как в одинаковой степени в лесах, в воде и в воздухе наикрупнейшие и наисильнейшие дикие звери, рыбы и птицы подчиняют, поглощают и пожирают мелких и слабых, то так должно происходить и среди людей. Эти обычаи в равной степени приходились по вкусу и вендам, живущим на берегу моря, и даже отказавшись от них, когда им предоставлялась такая возможность, они ею не брезговали. Оттого случалось , что когда обе стороны, как, собственно, даны, так и венды, охотились за добычей, они сталкивались друг с другом и вступали в перестрелку, из-за чего обычно между ними разрастались крупные войны, в которых они иногда участвовали вместе со всей силой, и то венды данов, то, напротив, даны вендов истребляли и поглощали, но иногда споры заканчивались каким-нибудь разделом и уменьшением добычи. Сколько всего, как часто, и по какой причине происходило - я хочу извлечь сюда из датской истории. Но никто не должен сомневаться в том, что автор больше благоволит и испытывает симпатию к данам, чем к вендам, и как только предоставляется возможность, он пытается воспевать и прославлять свое Отечество. Таким образом Хельго, о котором читаем, что он разделил со своим братом правление, передав ему правление на суше, а за собой сохранив правление над морем, стал первым, кто беспокоил вендов, и когда он одолел их короля Скалька, который ему противостоял с довольно вооруженным войском, то высадил свой народ с кораблей на берег, и вендов на берегу моря превратил в платящую ему дань провинцию. Больше вышеупомянутый Саксон здесь ничего не написал, так так тогда тоже находилось немного записанного о прежних временах, он как этим, так и подобным, показывает, что он большую часть подвигов датских народов черпал из песен и баллад, совместным прочтением которых предками сохранялась память о рыцарской чести их героев и отважных мужчин (которые немцы, по сведениям, хранили вместо книг Тацита).
После того, как венды при следующем и некоторое время между правящими королями укрепили свою утраченную силу и решили, что они равны данам и подросли до шеи, снова отпали и отказались дальше признавать дань. В то время, когда в королевстве правил Рорик, юный король, которым множество подданных за это пренебрегало, искало случай, чтобы восстать против него, в особенности венды, принимая во внимание свою внушительную силу и потому уверенные в несомненной победе, крепко подготовленные к войне, напротив, юный король был также неглуп, чтобы отстоять свое отеческое королевство и власть. В кругу таких своих бунтовщиков он отправился усмирять вендов, считая, что когда он ослабит сильнейших и приведет их к повиновению, остальных усмирить будет легче.

Одного из вендов звали Винус, сильно выделявшийся из них ввиду своей власти и авторитета, от которого также, вероятно, получила свое название часть вендов, называемых винулами. Хотя, кажется, что некоторые винулов из-за их быстрой речи принимают за вандалов. Когда же правил в Дании король Фрото, внук вышеупомянутого Фрото, при нем был Старкатер, которого повсюду так называли из-за его чудовищной силы (по-немецки старке), о чьей славе я прежде писал в моей Датской и Шведской хронике. Этот Старкатер взял к себе в военный отряд винулов и обошел с ними некоторые восточные народы, которые прежде платили ежегодную дань королю Дании, но теперь сопротивлялись, чтобы тех либо запугать, либо заново привести к прежнему состоянию и покорности. Там он сражался с курляндцами, которые до сих пор остаются в Лифляндии, а также с земландцами, которые теперь относятся к Тевтонскому ордену в Пруссии. Наконец также с земигалами, которых, как мне видится, латиняне потому называют зеногаллами, что они ведут их происхождение от галлов, которые в последующие времена так разрослись, что в огромном количестве много лет назад оказались в Италии, пребывая там, сожгли город Рим, и во Фракии, и среди многих других народов распространили свой род, и в результате правильно называются галлогреками. На данный момент, однако, это название в восточных странах исчезло, и есть опасения, что подобное может в ближайшее время случиться с лифляндами и курляндцами, потому что их языки чем дольше, тем больше исчезают, и в соседних странах постепенно сменяются, о чем я уже кое-что поведал в своем предисловии. А у вендов войны были в таком почете, что этим занимались не только мужчины, но даже женщины и юные девы, что теперь странно кому-нибудь слышать. Чтобы меньше удивляться, нужно вспомнить о королеве Семирамиде у вавилонян, о Пентесилее у троянцев, которая была так азартна и горяча на войне, что словно (как пишет поэт Мантуан) горела в ярости посреди войска, о Камилле, которая вела тяжелую войну в Италии и многих других, которые в суровой работе, к которой нужно привыкнуть на войне, настолько закалялись, что не обращали внимания ни на какую опасность, нужно вспомнить не только у этой вендской нации, например, что у богемцев в их истории у Сильвия , была дева по имени Либусса (Либуша), которая после смерти своего отца, с властью, постепенно отошедшей ее мужу (за которого она должна была выйти замуж по требованию земского собрания, не желавшего, чтобы правила женщина), так здорово и превосходно справлялась, что даже некое их сообщество, после ее смерти, которое помнило, что во времена их королевы почитали за честь, но затем с пренебрежением служили королю, провело собрание, на котором Валисцу (Власту), одну храбрую деву, выбрало своей правительницей, на нем собралось множество народа, из которого они смогли сформировать внушительное войско, в дальнейшем занимаясь военной подготовкой с бросанием копий, огневой стрельбой, стрельбой из лука, строевой и боевой подготовкой, натренировались до такой степени, что это у них превратилось в забаву. А подготовившись таким образом, они вызывали на драку мужчин и юношей, которые медлили подчиняться власти женщин и за это избивали. Подобное случилось со многими, кто им попался под руку. Затем были захвачены для обороны четыре или пять замков, где и те и другие укрывались и в случае необходимости могли защищаться. Так они семь лет оставались непобежденными, и смогли одолеть всех, кто сопротивлялся их женской власти, и даже король Прибислав, к тому времени овдовевший, не мог с ними совладать. В итоге не было никого, кто мог бы им что-нибудь открыто противопоставить. В конце концов коварно застигнутые врасплох и разогнанные, они окончательно утратили свою власть. Вы должны это учесть (как я уже сказал), так как в Богемии после их изгнания история видоизменилась. Все это я потому хотел рассказать здесь, чтобы дальнейшее повествование стало более понятным и подкрепленным на примере этих народов.

Висна, некая вендская юная дева, вместе со многими своими друзьями детства, пожелавшими укрепить свой характер на войне, участвовала в известном и значительном походе датского короля Харальда против шведского короля Ринга, к которому он готовился семь полных лет. Эта Висна, прибыв с большим пополнением вышеупомянутой Либуссы, с которой она была почти ровесницей, и такой же юной девой, прежде невинной, была очень опытна в ратном деле, и с ними в немалой степени укрепила и украсила этот королевский поход. Кроме них были также из Норвегии и Дании, но их характер был таков, что благодаря их доблести, они более заслуживали прославления как героинь, чем помощниц, поступая как типичные неустрашимые вожди в схватке, однако особенно смогла засветиться и просиять своей женской отвагой Висна. Поэтому, и еще потому, что испытывал большое уважение и немалое доверие ее силе, король решил назначить ее своим знаменосцем. Когда случалось вступать в бой, Висна держалась так, что знамя оставалось неповрежденным, вплоть до Старкатера, чрезвычайно сильного воина, служившего в то время у шведов, когда тот подобрался к ней, и отрубил руку, державшую знамя, из-за чего другие бросились к ней, вынужденные спасать и сохранять знамя. Чтобы никто не удивлялся, я охотно расскажу почерпнутое мной из преданий, что именно тогда или же вскоре после этого, Христианская и Святая Урсула, дабы обратить своего жениха к Христу, со множеством юных дев, осмелились, не взирая на риск, переправиться из Англии на кораблях через море на Рейн и отправились пешком из Базеля в Рим. Но когда они в него попали, и снова отправились обратно, и уже спустились по реке Рейн к Кельну,то все были убиты варварскими гуннами, надругавшимися и бесчестившими их особенно за то, что те приняли Христа своим Покровителем, те из них, кто остался в этом непреклонен, были лишены девственности и чести свирепыми врагами, которые как только удовлетворили свою похоть, их задушили, другие остались до самой смерти непорочными (безусловно были среди них такие). Но Христом, их Покровителем, было замечено, что они пролили свою кровь в его честь, и красная одежда, сперва бывшая на них, затем снова окрасилась в кровь агнца белого цвета.
Хотя венды на некоторое время наполовину сократили плутовство, все же долго не могли его искоренить. Когда они вскоре после этого с таким правопорядком прошли через Ютландию, то в полной мере ощущалось, что больше грабится, чем ведется честная война. В те времена в Дании доводилось править Сиварду, который мало следовал за своим отцом в добродетели и благочестии, потому венды презирали его и воспользовались возможностью, чтобы грабить обширную провинцию Ютландия, в этом им способствовала много лет и неприятная удача, так как король как раз в то время был обременен Норвежской войной, и потому ему дома пришлось располагать лишь рассеянными и малочисленными отрядами. Однако он, как мог, поспешил с остальным народом в Ютландию, услышав это, венды, предупреждая опасность, установили лучший порядок, избрали между собой короля, и принялись по-новому очень жестоко свирепствовать с убийствами и поджогами. Король встретил их на острове Фюн, бился с ними, но потерпел поражение на поле боя.

-ö-ö-

Топ-10 самых красивых женщин за всю историю человечества

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Сейчас довольно легко выяснить, кто самая красивая женщина: достаточно провести масштабное голосование или конкурс. Другое дело – оценивать красоту женщин из других эпох, включая античную. Это задача не из легких, но мы все же попытались установить, какими были эти женщины. Рейтинг субъективный и ни на какую достоверность не претендует, но получилось интересно.

Предлагаем вашему вниманию 10 самых красивых женщин в мире за всю историю человечества: список прекрасных девушек всех времен – фото и имена симпатичных дам.

10. Айседора Дункан

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Американская танцовщица (имела также советское и французское гражданство) в начале XX века совершила настоящую революцию в танцах, создав собственный стиль.

Философия танцев Айседоры Дункан отошла от жесткой балетной техники к тому, что она воспринимала всё как естественное движение: «Я провела долгие дни и ночи в студии в поисках этого танца, который мог бы быть выражением человеческого духа посредством движений тела».

Она верила, что танец должен был охватить все, что может предложить жизнь – радость и грусть. Чувствуя себя неуютно в родной Америке, Айседора сперва уехала в Лондон, где открыла первую студию, а после, когда уже добилась некоторой известности – во Францию.

Также она несколько раз была в России, где в 1921 году встретила Сергея Есенина, который стал её мужем, хоть и был на 18 лет младше. Брак был недолгим: уже в 1923 пара рассталась, а спустя 2 года Есенин покончил с собой.

Айседора пережила поэта на 2 года: в 1927 она погибла случайно и довольно глупо, когда её шарф намотался на колёса её же автомобиля (конструкция авто тех лет этому способствовала).

При жизни она считалась писаной красавицей, особенно когда начинала танцевать. Кроме того, она была бунтаркой: бисексуальность, атеизм, симпатизирование коммунизму – в то время об этом предпочитали молчать, а Дункан не боялась говорить открыто.

9. Вирджиния Ольдоини

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Вирджиния Элизабетта Луиза Карлотта Антониетта Тереза Мария Олдоини родилась 22 марта 1837 года во Флоренции и с юности была необычайно красива. В 16 лет она вышла замуж за графа, а позже стала любовницей императора Наполеона III. Этот скандальный роман вынудил её мужа развестись с ней, о чем сама Вирджиния Ольдоини не сильно жалела.

Желая сохранить для потомков свою красоту, она обратилась к Пьеру-Луи Пирсону с просьбой помочь ей создать 700 различных фотографий себя любимой. Она потратила большую часть своего личного состояния и даже влезла в долги, чтобы выполнить этот проект.

На большинстве снимков изображена графиня в ее театральных костюмах, а некоторые изображают ее в рискованных для той эпохи позах – в частности, голые ноги и ступни, что в то время считалось неприличным.

Она хоть и не была первой фотомоделью, но определённо внесла огромный вклад в развитие этой индустрии.

Когда в 1880-х её красота угасла, она заперлась в доме, завесив все зеркала, чтобы не видеть своего отражения.

8. Мата Хари

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Если имена предыдущих женщин вы могли не знать, то имя Маты Хари известно всем благодаря кино, книгам и даже музыке.

В искусстве её образ крайне популярен, так как она была действительно неординарной личностью. Она прославилась как исполнительница восточных танцев и куртизанка, путешествуя по всей Европе.

Ещё до Первой мировой войны её завербовали немцы, сделав своей шпионкой, что в контексте времени сделало её образ ещё романтичнее. Увы, но это её и погубило: в 1917 году французы расстреляли её за шпионаж в пользу врага.

7. Ян Юйхуань

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Ян Юйхуань была женой одного из сыновей императора Сюань-цзуна, но со временем ей удалось очаровать самого императора и тот сделал её своей супругой.

Она считается одной из главных красавиц Древнего Китая, хотя судьбу её нельзя назвать счастливой: во время восстания Ань-Лушань, когда император и его кортеж бежали из столицы Чанъань в Чэнду, охранники императора потребовали, чтобы он убил Ян Юйхуань, потому что её кузен и ещё несколько членов семьи поддержали мятежников.

Император капитулировал и неохотно приказал своему помощнику Гао Лиши задушить Ян.

6. Зинаида Юсупова

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Зинаида Юсупова, родившаяся в 1861 году, по праву считалась одной из красивейших женщин царской России, а кроме того она была самой завидной невестой.

Она была последней представительницей знатного рода Юсуповых и единственной наследницей огромного состояния, поэтому взять её в жены мечтали все холостяки, причём не только в России.

Она была умна, воспитана, эрудирована, богата и красива – идеальная пара, как ни крути. Она отказала многим мужчинам, пока не сказала «да» графу Феликсу Сумарокову-Эльстону, который тоже был богат.

Их сын называл брак родителей счастливым, хотя по характеру они друг другу не подходили: Сумароков не отличался большим умом и не любил светское общество, являясь в этом плане полной противоположностью Зинаиды.

5. Лина Кавальери

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Родившаяся в 1874 году, Лина Кавальери признавалась современниками самой красивой женщиной своего поколения, а также самой успешной фотомоделью.

Именно благодаря своей красоте она сумела прославиться на оперной сцене, так как её вокальные данные были посредственными и с не столь шикарной внешностью она никогда бы не стала звездой оперы.

Её жизнь легла в основу фильма «Самая красивая женщина в мире» 1955 года, в котором роль Лины исполнила Джина Лоллобриджида.

4. Клео де Мерод

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Клео де Мерод родилась в Париже 27 сентября 1875 года. Она была незаконнорожденной дочерью австрийской баронессы Винсентии де Мерод и с детства любила танцевать. В возрасте восьми лет Клео была отправлена учиться танцу и дебютировала в одиннадцать.

Когда она выросла, то прославилась своим гламуром даже больше, чем танцевальными номерами, и ее образ стали печатать на игральных картах и открытках.

От мужчин не было отбоя: так, ей приписывают роман с бельгийским королём Леопольдом III, который был старше на 40 лет. Это сильно испортило её репутацию, но не помешало стал известной во всем мире.

 

 

 

 

3. Феодора

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Феодора родилась примерно в 500 году и очень рано начала выступать в цирке вместе с сестрами, так как там работал её отец. В отличие от сестёр, Феодора не имела таланта, зато была дико красива и умела очаровывать мужчин.

Начав куртизанкой, она впоследствии стала женой императора Юстиниана I и правила Византией наравне с мужем. С годами она стала увлекаться религией и вести праведную жизнь, так что её даже канонизировали.

Красивая женщина лёгкого поведения, ставшая императрицей и святой – случай действительно уникальный.

2. Фрина

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Эта древнегреческая гетера (куртизанка) родилась около 390 года до нашей эры и прославилась благодаря своей красоте. Она позволила Фрине стать музой многих скульпторов и сколотить целое состояние.

Единственным мужчиной, который смог не поддаться её женским чарам, стал философ Ксенократ. Фрина хотела соблазнить его на спор, но проиграла это пари.

1. Аспазия

Загадка трех проклятых городов, которых обрек на гибель Иисус Христос

Ещё одна древнегреческая гетера, которая к тому же была поэтессой, философом и писательницей.

Достоверно известно, что частым гостем в её доме был Сократ, а некоторые источники утверждают, что между ними была не только дружба. Возможно, именно Аспазия вдохновила его на создание своих философских трактатов.

Болевые точки России, куда будет бить враг

Картина дня

наверх